Красноармейцы Ачкасов, Бурчанинов и Кухтуеков мужественно защищали «невский пятачок»

17 октября 2018 года, 9:50
279
3

О «невском пятачке» слышали, наверное, все граждане нашей страны. Этот небольшой плацдарм на левом берегу Невы наши части, стремясь прорвать блокадное кольцо у Ленинграда, удерживали несколько лет. Располагался он восточнее северной столицы, напротив поселков Невская Дубровка и Выборгская Дубровка. Сейчас эти места являются окраинами города Кировска.

Возник «невский пятачок» еще осенью 1941 года, когда наши войска пытались проврать блокадное кольцо. Выполнить тогда поставленную задачу не удалось, однако плацдарм на левом берегу Невы подразделения 115-й стрелковой дивизии захватили и продолжали удерживать. Вермахт пытался ликвидировать его, но многочисленные атаки не принесли немцам желаемого результата – наши солдаты и офицеры стояли насмерть, проявляя чудеса выдержки и героизма. В этой связи немецкие части стали создавать вокруг плацдарма оборонительные позиции, долговременные огневые точки, устанавливать минные поля, проволочные заграждения, создали три артиллерийские группы и ежедневно вели обстрел переправ и мест сосредоточения советских войск на правом берегу, что существенно затрудняло переброску подкреплений и эвакуацию раненых на правый берег.

Бои за «невский пятачок» считаются одними из самых кровопролитных за всю историю Великой Отечественной войны. Нередко называются фантастические цифры, призванные поразить воображение – за каждый квадратный метр «пятачка» погибли, дескать, 10-17 советских воинов. Военные историки утверждают, что это преувеличение, к тому же установить точные границы и, соответственно, площадь плацдарма невозможно: ситуация здесь менялась не то, что ежедневно, а ежечасно. Размеры плацдарма колебались от 4 до 1 километра в ширину и от 800 до 350 метров в глубину.

Как бы то ни было, уровень потерь здесь и вправду был беспрецедентным – не менее 50 тысяч убитыми. Есть историки, которые приводят цифру в 200-250 тысяч.

В настоящее время нередко звучит мнение, что все погибшие на «невском пятачке» советские солдаты отдали свои жизни зря, так как «плацдарм стал огромной братской могилой, так и не сыграв никакой оперативной роли». Участник боев за этот плацдарм Юрий Рейнгольдович Пореш так ответил на вопрос «стоило ли удержание плацдарма таких огромных жертв»: «В условиях блокированного фашистами Ленинграда и всех жесточайших бед, вызванных этой блокадой, такой вопрос возникнуть не мог. Это потом, когда были подсчитаны потери убитыми, ранеными, искалеченными, нам, оставшимся в живых, стало жутко от реальной цены этого «пятачка» и возник этот вопрос: «А стоило ли?». А в то время Невская Дубровка была единственной надеждой на прорыв блокады и снятие угрозы голодной смерти оставшихся еще в живых ленинградцев, ведь от Невского пятачка до боевых порядков Волховского фронта было всего-то семь километров»…

Во второй половине октября 1942 года оборонять «невский пятачок» на смену понесшей большие потери 70-й стрелковой дивизии прибыли воины из 340-го полка 46-й стрелковой дивизии.

«Сменили усиленной ротой под командованием лейтенанта Лукина разведотряд 70 сд на левом берегу р. Нева в районе Московская Дубровка, — говорится в журнале боевых действий в записи за 17-22 октября. – Части дивизии, обороняя участок в прежних границах, вели наземное круглосуточное наблюдение и огонь по действующим огневым точкам противника и его живой силе, одновременно производили инженерные работы по постройке батальонных оборонительных узлов сопротивления в полосе дивизии».

В эти дни на «невском пятачке» отличились многие воины, в том числе и трое уроженцев Горного Алтая, призванные из Ойрот-Туры – красноармейцы Семен Васильевич Ачкасов, Александр Михайлович Бурчанинов и Алексей Алексеевич Кухтуеков (в документах той поры он фигурирует как Кухтусков, но очевидно, что это в дальнейшем просто неправильно прочли рукописное представление к награде).

20-летний Алексей Алексеевич был стрелком, на фронте — с 1942 года. «17 октября 1942 года в боях на левом берегу Невы показал себя как храбрый и мужественный боец, обороняющий плацдарм, — говорится в документах. – Принимал участие в отражении 20 атак противника, нанося своими меткими бросками гранат большой урон противнику».

Его ровесник, минометчик Семен Васильевич Ачкасов, в боях с немецкими оккупантами «проявил высокое мужество и бесстрашие». «17 октября отбил более десяти атак противника, проявил высокую выдержку и стойкость», — отмечается в наградном листе.

Александр Михайлович Бурчанинов был на 14 лет старше своих земляков, на фронт он ушел из Онгудая. «В бою 17 октября проявил стойкость, дисциплинированность и героизм. Участник отражения 17 атак, точно выполнил приказ командования, призыв партии, призыв народа», — написано в предствалении к награде.

Красноармейцев Ачкасова, Бурчанинова и Кухтуекова за их подвиги наградили медалями «За отвагу».

В ноябре однополчане участвовали в отражении локальной операции вермахта, предпринятой специально для ликвидации плацдарма, которая благодаря мужеству и самоотверженности наших бойцов закончилась провалом. В течение 1943 года наши войска продолжали удерживать «пятачок», который перестал быть плацдармом только в начале 1944 года, когда была прорвана блокада Ленинграда.

В 1944 году младшего сержанта Кухтуекова наградили медалью «За боевые заслуги», а в феврале 1945-го – еще одной медалью «За отвагу». Он освобождал Прибалтику, Белоруссию, Польшу, участвовал в боях на территории Германии, в том числе в битве за Берлин. Его однополчанин Семен Васильевич Ачкасов погиб 26 марта 1944 года в Эстонии и был похоронен в деревне Кяриконна. Установить судьбу Александра Михайловича Бурчанинова нам не удалось.

3 комментариев

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...