Иллюстрация: Виктор Самойлов.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев

1 января 2019 года, 12:10
513
1

Что такое журнал боевых действий? Это документ, в который регулярно, чаще всего ежедневно, вносятся сведения о том, чем занималось воинское подразделение в отчетный промежуток времени. В годы Великой Отечественной войны эти документы вели в полках, дивизиях, корпусах, армиях, фронтах. Чаще всего за ведение журнала отвечал офицер, «имеющий достаточную общую и военную подготовку и способный к самостоятельному анализу фактов».

Велся журнал в произвольной форме, но в каждой записи следовало соблюдать определенную структуру – указывать дату, описывать общую обстановку на фронте соединения, соотношение сил, обеспеченность по основным видам снабжения, политико-моральное состояние наших войск и противника, краткое изложение задачи соединения, решение командования на текущий день или период, действия соединений или частей, входящих в состав данного соединения, с описанием отдельных наиболее интересных эпизодов, выдающихся подвигов, новых средств или приемов борьбы.

В большинстве случаев журналы боевых действий эпохи Великой Отечественной войны велись языком цифр, описания направлений ударов, перечислением ориентиров и т. п. Но бывали случаи, когда журнал боевых действий представлял собой фактически художественное произведение, в котором помимо статистических данных содержались детальные описания операций, приводились диалоги, описывались пейзажи, делались прочие лирические отступления.

Бывало такое нечасто. Ценность этих «литературных» журналов очень велика, поскольку они позволяют не только восстановить хронологию событий, но и почувствовать атмосферу, в которой эти события происходили. Доподлинно неизвестно, кто именно вел описание боевых действий 709-го стрелкового полка 178-й стрелковой дивизии в период с 24 декабря 1941-го по 7 марта 1942 года, но человек этот явно был очень неравнодушным и обладал литературным даром. В этот период полк участвовал в Калининской и Сычевско-Вяземской наступательных операциях, которые были предприняты после успеха наших войск под Москвой. Многие воины проявили в этих операциях отвагу и героизм, и среди них – уроженец Горного Алтая, командир огневого взвода батареи 76-миллиметровых пушек 709-го полка старший лейтенант Василий Артемьевич Вдовин. Было ему тогда 26 лет, он был кадровым офицером. После окончания школы в Ойрот-Туре (нынешний Горно-Алтайск) и работы на одном из местных предприятий он был призван в 1936 году в армию, а затем решил остаться на военной службе. Окончил Омское военно-пехотное училище, в первые же дни войны в составе 178-й дивизии был направлен на фронт. Первые полгода приходилось практически постоянно отступать, и лишь 5 декабря армия пошла в наступление, отогнав немцев от Москвы.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Артиллеристы ведут 709-го полка ведут огонь по неприятелю. Фото: В.А. Кондратьев.

Зимой 1941—1942 годов наши войска пытались развить успех, и хотя в целом наступление захлебнулось, наши воины показали себя с самой лучшей стороны. Например, по результатам Калининской и Сычевско-Вяземской операций старший лейтенант Вдовин был награжден Орденом Красного Знамени. Особенно он отличился в боях 28 декабря – 3 января за хутор Победа и деревню Яковка.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Бои в районе Жегреево, Бобино и Яковки в конце декабря 1941-го и начале января 1942 г. Иллюстрация: «Память народа».

А теперь – слово полковому хроникеру.

«Нащупав вражескую оборону, командование полка решило не атаковать противника в лоб, а нанести удар с фланга. Местом прорыва избрали хутор Победа: здесь были наиболее слабые и уязвимые места в системе обороны противника.

26 декабря подразделения полка занимали исходные рубежи для атаки. Была суровая морозная ночь. Мертвая тишина кругом, ничто не шелохнется. Спокойно стоят ели, опустив свои лапы под тяжестью намерзшего снега. Только иногда, нарушая безмолвие, раздается быстрый скрип шагов: это связные спешат с боевыми донесениями.

В ложбинах и других скрытных местах идут партийные и комсомольские собрания. Вполголоса, не спеша, твердо, уверенно и отчетливо говорит политрук Михаил Кибакин:

— Приказ командования прорвать линию обороны противника и гнать его с нашей территории должен быть выполнен, — он обвел взглядом сидящих. Серьезно и сосредоточенно слушали его воины.

И вот все готово. Под покровом утренней темноты подразделения развернулись в боевой порядок. Приказ получен. Вперед!

Тараня плечом снег, поползли стрелки. Поддерживающие артиллерийские группы, подкатив за ночь поближе к хутору свои орудия, ожидали сигнала к открытию огня. Минометчики задрали кверху стволы, готовые в каждую минуту к действию.

Противник наконец заметил сосредоточение и открыл огонь из всех видов оружия. Заговорили наши пушки и минометы. Стрелки настойчиво продвигались вперед. Противник усилил огонь. Длинными очередями били пулеметы. Особенно усердствовал пулемет, расположенный на высоте 202. Он не давал поднять голову нашим бойцам. Наконец младший лейтенант Василий Барахоев заметил, откуда бьет пулемет.

— Наводчик, ко мне! — приказал он. Подполз Барахоев Владимир. Командир и наводчик однофамильцы, оба с одной местности, оба забайкальцы.

— В группе деревьев на опушке одно дерево выше других. Видишь?

— Вижу.

— От него левее 0-20 бугорок видишь?

— Вижу.

— Быстро наведи орудие и о готовности доложи.

— Есть.

Быстрыми движениями он наводит орудие.

— Орудие готово.

— Огонь!

И вот пулемет замолчал. Стрелки смело продвинулись вперед. Артиллерия усилила огонь. В ответ усилил огонь и противник. Но никакой огонь не мог остановить наступательный дух наших бойцов. Смело и отважно они шли вперед. Огонь противника ослаб, ДЗОТы замолкли. Это заставила их замолчать наша славная артиллерия. Линия обороны противника треснула. С криками «Ура!» ворвались бойцы в блиндажи и ходы сообщения противника, штыком и прикладом уничтожали они непрошеных гостей. Противник заметался, не выдержал и побежал. Но мало кто успел удрать из фашистских гадов. Их настигали советские пули и снаряды, мины и гранаты.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Воины 178-й дивизии ведут бой за деревню в Подмосковье, январь 1942 г. Фото: В.А. Кондратьев.

Дерзкое решение оправдало себя, оборона противника прорвана. Хутор Победа в наших руках.

Весь день шел бой за этот маленький хутор Победа и небольшую высотку, расположенную около него. Казалось бы, особой трудности нет, чтобы выбить фашистов из такого гнезда. На самом же деле это было не так просто: гнездо это оказалось насиженным. Противник создал здесь целую систему обороны, построил ДЗОТы, нарыл ходы сообщения, превратил жилые дома и сараи в опорные пункты, сделав в них амбразуры и блиндажи. Близлежащая местность хорошо простреливалась, поэтому противник был в более выгодных условиях, чем наши наступающие подразделения.

Но все равно наши бойцы и командиры, пехотинцы и минометчики, артиллеристы и пулеметчики с честью выполнили взятое на себя обязательство. Они сдержали свое слово…

Прорвав линию обороны противника в хуторе Победа, под покровом темноты подразделения полка продолжили движение вперед. Командование дивизии приняло дерзкое решение: выкурить немецких оккупантов с других узлов сопротивления ударом с тыла. Наш полк получил приказ оседлать тракт из Перлево на Бабино, то есть отрезать пути отхода немецким частям, продолжающим оказывать сопротивление.

По пояс в снегу, без единого звука шли бойцы и командиры в тыл врага. Разгоряченные успехом, они не чувствовали усталости. Любовь к Родине и ненависть к врагу возвышает советских людей, поднимается их духовная сила, рождаются герои Отечественной войны, среди бойцов и командиров Красной армии появляются образцы не виданного никогда ранее мужества, доблести и героизма.

Более суток шли бойцы и командиры в тыл противника. Буквально у него под носом велась подготовка к атаке на деревню Жегреево, расположенную на тракте. Этот населенный пункт, как и все прочие, был превращен противником в опорный пункт. Тщательно разрабатывалась операция, и пока командование обсуждало планы, бойцы отдыхали после сытной еды. Утром до рассвета батальоны стали сосредотачиваться для атаки. Вскоре началось наступление. Преодолевая сугробы, глубокий снег, бойцы и командиры быстро шли вперед. Быстрота и натиск решили исход боя.

Противник не ожидал удара с тыла и не успел приготовиться к сопротивлению. Только мелкие группы пытались сопротивляться, но сопротивление это было незначительным. Противник бежал, оставив трофеи.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Немец, взятый в плен в декабре 1941 года в Подмосковье подразделениями 178-й дивизии. Фото: В.А. Кондратьев.

Полк, приведя себя в порядок, не тратя ни минуты времени, стал преследовать отходящего врага. К вечеру и деревня Бабино была в наших руках.

Короткий отдых и снова в бой. Получен приказ: овладеть деревней Яковка. Разведка доложила, что в этой деревне противник расположился на отдых. Не подозревая об опасности, немецкие фашисты справляли новый год. Наше командование решило сопроводить встречу нового года некоторым концертом. Да и вправду, что за встреча без музыки, что за веселие без аккомпанемента!

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Новогодняя открытка.

Говорят, что новый год тогда будет счастлив, если ты счастливо проведешь ночь на новый год. И наоборот — если этой ночью не повезло, то неприятности будут преследовать тебя круглый год.

В этом отношении немецким оккупантам явно не повезло. Потерпев поражение в эту ночь, несомненно, они потерпят разгром в наступающем 1942 году. (Фраза «в наступающем 1942 году» в документе зачеркнута, и выше написано «в дальнейшем», — прим. автора). Оказалось, говорили правильно. Новый наступающий 1942-й будет годом окончательного разгрома немецкого фашизма…

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Фрагмент журнала боевых действий 709-го полка. Иллюстрация: «Память народа».

Темная, тихая морозная ночь. Изредка набегающий ветерок колышет деревья. Ветви развесистых берез и окутанных белым саваном елей в тиши ночной шепчут друг другу о прошедших боях и жестоких сражениях. Вдали виднеется зарево — горящая деревня, подожженная удирающей гитлеровской грабьармией. Временами видны языки пламени, взвивающиеся высоко к небесам.

За исключением боевого охранения и часовых все спят, как убитые, после длительного и утомительного перехода по глубокому топкому снегу и жаркого боя прошедшего дня.

В маленькой колхозной избушке горел свет. В комнате абсолютная тишина. Вокруг стола, на котором горела маленькая коптилка и лежала карта, сидят в глубоких раздумьях командиры. На кухне около печки на скамейке спит старушка-колхозница. Дыхание ее было ровным, мирным и спокойным.

И вот в группе комбатов начался оживленный разговор. Каждый коротко и отчетливо докладывал о своих соображениях о предстоящей схватке. Последним вступил полковой комиссар Таланов.

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Комиссар М.М. Таланов. Фото: В.А. Кондратьев.

— Яковку лобовым ударом взять будет трудно, а главное — нам это станет слишком дорого, так как все пути и дороги хорошо пристреляны. Могут быть у нас лишние жертвы. Нам необходимо обойти с флангов, подойти скрытно и нанести внезапный удар. Пройти нужно прямым путем через лес, потом сделать небольшой бросок, тогда враг будет застигнут врасплох. Только нужен нам хороший проводник. Задача всем ясна?

Последовал дружный ответ комбатов и комиссаров:

— Ясна!

— Сейчас 23:30… Сверим часы. В 2:00 1 января 1942 года всем батальонам выйти на исходный рубеж, форсировать лес и до рассвета сконцентрироваться и нанести удар, — напутствовал комиссар полка офицеров.

Всего несколько часов спали бойцы. Трудно было прервать сон. Но вскоре его как и не было. Какой тут сон, когда надо продолжать преследовать по пятам врага и не давать ему ни минуты покоя. А на войне, особенно в дни наступления, дорога каждая минута.

Немцы обосновались в деревне Яковка. Она находилась далеко от линии фронта. Думали, здесь их не настигнут красные воины. В Яковке немцы надеялись отдохнуть после своего вынужденного бегства, разместились здесь даже с удобством и комфортом. Офицеры сняли форму, солдаты же, пользуясь затишьем, стряхивали вшей с обветшалой одежды, часовые дремали на посту. После встречи нового года и изрядной попойки всем этим фрицам снятся дома на Рейне, они чешутся во сне и видят своих гретхен, облачающихся в награбленную одежду русских женщин, а некоторые фашисты просыпались в холодном поту — им во сне чудились залпы советской артиллерии.

Безмолвно, под покровом ночи, по глубокому снегу передвигались наши части. Впереди шел старик-колхозник. Он вызывался довести бойцов самой кратчайшей и верной дорогой к немецким сторожевым постам. Ночью без компаса и карт в густом лесу дед ориентировался как днем, ему знакома каждая полянка, каждое дерево. Смело и уверенно он вел наши подразделения на смертельный бой с заклятыми врагами человечества.

Спит деревня Яковка, и никто не знает в ней, что последние минуты досыпают оккупанты и что им суждено неожиданное пробуждение. И вот уже немецкий часовой почувствовал прикосновение сильной руки. Он оторопел и не успел даже крикнуть. Бесшумно, без единого выстрела расправились с ним наши бойцы.

Пошли дальше. Кто-то из красноармейцев задел за провод, к которому предусмотрительный немец приделал колокольчик. Фриц выскочил из сарая, как испуганный заяц из-под куста, но тут же повалился от метко брошенной гранаты. Часть бойцов ворвалась в деревню, где бегали в панике немецкие солдаты и офицеры, у которых не успел еще пройти окончательно хмель после новогодней попойки. Смерть ждала фашистов у самых дверей домов, окруженных нашими бойцами. Фашистов разбудили разрывы гранат, оружейный и пулеметный огонь. Некоторые не успели проснуться.

Давя друг друга, сонные и оторопелые фашисты выскакивали из домов и вели беспорядочную стрельбу, бегали по улицам, что-то кричали офицеры. Бой разгорался все жарче. Но огонь врага не смог остановить наших бойцов. Одну за другой уничтожили они огневые точки врага, по выявленным точкам била наша славная артиллерия…

«Новогодний концерт» для фашистов и «невероятный драп» истинных арийцев
Деревня Яковка, 1 января 1942 года. Снаряд угодил в избу, где немецкие захватчики встречали 1942 год. Фото: В.А. Кондратьев.

Под натиском наших бойцов немцам пришлось совершить из этой деревни невероятный драп — многие арийцы бежали в нижнем белье. Более 250 немецких солдат и офицеров распластались на снегу, на крыльцах домов, у сараев.

Так было разгромлено два немецких пехотных батальона, один противотанковый дивизион. Хорошо разработанный план командования был выполнен, операция прошла удачно. Да, это была поистине удачная ночь. «Концерт» был дан на славу!».

«28 декабря 1941 года во время прорыва линии немецкой обороны в районе хутора Победа его взводом разбито три блиндажа, где были установлены пулеметы, и уничтожено десять фашистов, — это уже выдержки из наградного листа на старшего лейтенанта Вдовина. – 1 января 1942 года в бою за деревню Яковка тов. Вдовин своим огнем рассеял и уничтожил роту пехоты противника. 3 января в районе деревни Тараканово своими орудиями уничтожил взвод пехоты. 15 января в бою за деревню Шпалево разбил два дома со станковыми пулеметами, четыре сарая с автоматчиками врага. В бою за деревню Якимово дал меткий массированный огонь по врагу, тем самым обеспечив успешное продвижение нашей пехоты и овладение этим опорным пунктом».

28 мая 1942 года Военный совет Калининского фронта наградил Василия Артемьевича Орденом Красного Знамени.

К сожалению, нам не удалось установить дальнейшую судьбу этого подающего надежды командира-артиллериста. Он не числится среди погибших и пропавших без вести, но и наград больше ему не вручали, что навевает мысли о том, что Василий Артемьевич мог либо оказаться в плену, либо был тяжело ранен и демобилизован.

Ведь, к огромному сожалению, 1942 год не стал годом окончательного разгрома фашистов, как о том мечтали советские бойцы, готовясь на страшном морозе к атаке на деревеньку Яковка в Тверской области. Много дней и ночей еще длилась Великая Отечественная война, много жизней она унесла. В те морозные ночи люди не подозревали, что война, по большому счету, только началась. Но вот в чем прав был офицер, отвечающий за ведение журнала боевых действий 709-го стрелкового полка, так это в том, что любовь к Родине возвышала наших людей и делала их героями.

1 комментарий

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...