Боевое крещение комсорга Соболевского

25 марта 2019 года, 9:48
107
0

Напряженные сражения в марте 1943 года вели советские войска с вермахтом на севском направлении. В рамках наступления Брянского и Западного фронтов планировалось разгромить орловскую группировку врага и продолжить продвижение на Смоленск через Севск, Унечу, Новгород-Северский.

Противник сразу, еще в середине февраля, обнаружил переброску войск для предстоящего наступления, и приготовился к его отражению. Тем не менее, в марте советские войска смогли занять Севск, продвинуться на 30-60 километров, войдя глубоко в тыл немецкой группе армий «Центр». 12 марта нацисты перешли в контрнаступление, бросив против Красной Армии значительные резервы. К концу марта наши войска были вынуждены отступить и оставить примерно половину занятой в ходе наступления территории. Так образовался выдвинутый на запад центральный участок Курской дуги, который сыграл свою роль летом того же года в ходе Курской битвы.

В мартовских сражения на севском направление свою первую награду получил старший сержант Александр Андреевич Соболевский, который был секретарем бюро комсомола 7-го отдельного разведывательного дивизиона 7-й кавалерийской дивизии. Эта дивизия в составе 2-го кавалерийского корпуса наступала через Прилепы на Глазов и приняла на себя основной удар немецкого контрнаступления. К 20-м числам марта отброшенная врагом за реку Сев, дивизия закрепилась и отражала попытки врага продвинуться дальше на восток. Наши воины стояли насмерть и сумели остановить врага на этом рубеже.

«В бою 21-25 марта 1943 года руководил взводом автоматчиков. Организовал оборону и руководил взводом исключительно правильно, личным примером воодушевлял бойцов, из ППШ уничтожил семь фрицев. Группа автоматчиков под командованием т. Соболевского задачу выполнила блестяще», — сказано в приказе о награждении Александра Андреевича медалью «За отвагу».

Боевое крещение комсорга Соболевского
Севско-Орловская операция, февраль—март 1943 г. Иллюстрация: «Память народа».

Старшему сержанту Соболевскому было тогда 23 года. Родился он в небольшом селе Берель у подножия горы Белуха, откуда берет свое начало река Катунь. Сейчас это село входит в состав Казахстана. После окончания школы и училища работал в Кош-Агаче, откуда в 1940 году ушел в армию. Служил на Дальнем Востоке, а в начале 1943 года был направлен в распоряжение 2-го кавалерийского корпуса. Именно под Севском он принял боевое крещение и сразу же проявил себя мужественным воином и умелым организатором.

К лету 1943 года он был комсоргом 1730-го зенитного артиллерийского полка 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Во время сражений находился в боевых порядках полка и лично принимал участие в боевых действиях. «В трудной боевой обстановке всегда держит себя хладнокровно и мужественно, этим самым воодушевляя личный состав на боевые подвиги», — отмечало командование.

О том, чем занимались комсорги на фронте, можно составить представление из воспоминаний Мансура Гизатуловича Абдулина. В своей книге «160 страниц из солдатского дневника» он, в частности, пишет:

«До сих пор держится в моей памяти то ощущение, которое овладевало мной в атаке. Я обязан подняться для атаки первым, и весь батальон ждет этого момента. Если комсорг или парторг поднялись, ждать и выжидать тут уже никому не дано права — надо вставать всем.

Я, превозмогая свой страх и свою слабость, встаю. Надрываясь, кричу:

— Вперед! За Родину! За Сталина!

Реву-ору, страшно напрягаясь, чтоб услышали меня все, чтоб немедленно все разом поднялись за мной. Поднялись, чтоб взять безымянную высотку, выбить немцев из хаты, где на подоконнике установлен пулемет. Отбить у врага улицу. Поднялись, чтобы этим самым спасти тебя же от верной гибели, потому что, пока ты один в полный рост маячишь на рубеже нашей атаки, ты являешься единственной мишенью для гитлеровцев.

И хочется оглянуться назад — поднялись или нет солдаты, — но я не позволяю себе это сделать, потому что покажу — обнаружу свой страх и недоверие к моим комсомольцам. Бегу вперед, перенапрягая себя, силком толкая, как перегруженную вагонетку на подъеме. И когда уже в моей душе все резервы исчерпаны, когда я себя уже почти считаю обреченным на верную гибель, слышу сзади раскатистое «урррра-а!», и сладкий моему слуху топот пехоты, и тяжелое жаркое дыхание бегущих за мной. В этот миг страх мой улетучивается из меня с последними парами, и я в изнеможении падаю на землю, как убитый. Но успеваю услышать истошный вопль: «Комсорга убило!», вскакиваю — и опрометью вперед, чтоб никто из наших хлопцев не засомневался в своем комсорге. После боя потом я часто слышал в свой адрес: «А наш комсорг в рубашке родился», «Чудом уцелел». Такая похвала — высокая награда.

Самое же гиблое дело, если солдаты тебе дадут такую характеристику: «А комсорг наш жидковатый… Трус.» Ясное дело, что авторитет приходилось зарабатывать снова и снова, каждый новый наступающий день боев. И причем зарабатывать его у самых отчаянных хлопцев, которые не знают страха».

Боевое крещение комсорга Соболевского
Прием в комсомол на фронте. Фото: Военный альбом.

Александр Андреевич Соболевский авторитет у своих однополчан заслужил. Он участвовал в Курской битве, в освобождении Белоруссии и Польши, Победу встретил в Берлине в звании лейтенанта. Помимо медали «За отвагу» был награжден Орденом Отечественной войны II степени, Орденом Красной Звезды и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...