Фото предоставлено организаторами мероприятия.

История высоких идей и цивилизационного прорыва. Новая экспозиция в мыютинском музее

20 мая 2018 года, 12:02
558
16

18 мая во всем мире отмечается Международный день музеев. В преддверии этого события 15 мая состоялось торжественное обновление экспозиции церковного музея в селе Мыюта Шебалинского района Республики Алтай.

Церковные музеи и древлехранилища, сохраняющие древние реликвии — иконы, фрески, книги, церковную утварь и прочее материальное наследие — существуют сейчас во многих епархиях и духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви. 25 декабря 2014 года на заседании Священного Синода в Москве было рассмотрено и принято «Положение о епархиальных древлехранителях» — людях, которые призваны отслеживать текущее состояние культурно-исторического наследия, вверенного в руки Церкви, и давать рекомендации по его консервированию, реставрации и восстановлению.

Наверное, самым знаменитым и посещаемым древлехранилищем Русской Церкви является ЦАК, церковно-археологический кабинет при Московской духовной академии в Троице-Сергиевой Лавре. Существует Церковный музей в Алтайской митрополии в городе Барнауле, а в нашей Горноалтайской епархии — постоянная музейная экспозиция в Свято-Духовском храме в Майме. Церковный музей «Свет веры в горах Алтая» в традиционном алтайском аиле возле православного храма села Мыюта открылся 5 августа 2011 года по благословению управляющего Барнаульской епархией преосвященного епископа Максима.

Силуэт алтайского аила рядом с резной церквушкой — само по себе смелое и непривычное сочетание. К тому же часть крыши аила выполнена из прозрачного поликарбоната, что делает шатер аила похожим на знаменитую прозрачную пирамиду рядом с Лувром в Париже на улице Риволи.

Создатели музея Алтайской Духовной миссии в Мыюте изначально решили разместить его в небольшом аиле рядом с храмом. Однако, когда аил был готов, выяснилось, что в нем очень темно, не видно ни стендов, ни экспонатов. Чтобы не проводить в аил дорогостоящее и громоздкое электрическое освещение, создатели музея разобрали часть крыши и закрыли ее прозрачным поликарбонатом. После этого в аиле стало тепло и светло, и выставка стала соответствовать своему названию – «Свет веры в горах Алтая».

Первый и неоценимый вклад в изучение истории мыютинского стана Алтайской Духовной миссии внес барнаульский исследователь протоиерей Георгий Крейдун. Под его руководством в 2006 году в Мыюте был проведена археологическая экспедиция, определившая места погребения миссионеров и отыскавшая фундамент дореволюционного мыютинского храма.

Дополнительный исторический материал для музейных стендов в Мыюте был собран самими жителями Шебалинского района. В 2009—2010 годах шебалинский приход объявил и провел районный историко-краеведческий конкурс «Родной земли святые алтари», посвященный истории православных приходов Шебалинского района. Победителю конкурса была назначена значительная денежная премия. В конкурсе участвовали десять соискателей — школьники и взрослые, студенты, краеведы, библиотекари, учителя, а также коллективные участники. Материалы, собранные участниками конкурса, были затем упорядочены и легли в основу экспозиции музея.

Нынешний храм в Мыюте построен на том самом месте, где стоял первый дореволюционный храм. Средства для восстановления передала приснопамятная Мария Николаевна Дольникова, предприниматель из Новосибирска. Все пространство вокруг восстановленного храма составляет собой Мемориальный комплекс села Мыюта, в который входят сам красивейший Михайло-Архангельский храм, а также места погребения миссионеров, служивших здесь в ХIХ — начале ХХ века, и собственно музей. Музейная экспозиция рассказывает о деятельности первых христианских проповедников Горного Алтая, о первых школах и учителях, о деятельности миссионеров мыютинского стана, о командировке Сибирского управления лагерей, которая в советское время размещалась на территории Мыюты, об истории восстановления храма.

Стенды музейной экспозиции, как и сам храм, созданы при непосредственном участии прямых потомков мыютинских миссионеров. Потомки миссионеров мыютинского стана постоянно заботятся о храме, построенном на месте служения их предков, часто приезжают в гости, а один раз в год, в конце августа, собираются все вместе, на семейную встречу.

15 мая, день обновления музея, это еще и памятная дата мыютинского стана. В этот день исполнилось 113 лет со дня упокоения протоиерея Василия Постникова, прослужившего здесь почти сорок лет — с 1867 по 1905 годы. На торжественном обновлении музея 15 мая присутствовала Татьяна Михайловна Ахтулова (урожденная Постникова), праправнучка отца Василия.

Большую работу по сохранению храма и по уходу за местами погребения миссионеров проводит староста мыютинского прихода Тамара Иннокентьевна Аргокова. Вместе с сельским библиотекарем Мариной Анатольевной Курносовой Тамара Иннокентьевна является ответственной за встречу посетителей музея, проводит экскурсии и наблюдает за сохранностью экспозиции.

Богослужение в Михайло-Архангельском храме совершается круглый год, а вот музейная экспозиция доступна для осмотра лишь летом. Храм и расположенный рядом с ним музей хорошо видны с тракта, посетить музейную экспозицию приглашают большие баннеры на въезде в село.

За семь лет, прошедших со времени открытия музея «Свет веры в горах Алтая», его посетили сотни людей, не только из Шебалинского района и Республики Алтай, но и со всей России и даже из-за рубежа. Книга посетителей содержит одобрительные записи и приветствия гостей из Шебалино и Горно-Алтайска, Усть-Коксы и Улагана, Москвы и Петербурга, Новосибирска и Барнаула, Томска и Кемерово, Сургута, Иркутска и Вологды, на иностранном языке — путешественников из Великобритании, Норвегии, Израиля и ряда других стран.

В 2018 году экспозиция музея-аила обновлена и расширена. Например, в нее включены редкие фото из архива семей миссионеров Постниковых, Борисовых, Кумандиных.

Утром 15 мая здесь состоялось торжественное обновление музейной экспозиции в составе Мемориального комплекса Мыюты. В этот день в храме была совершена Божественная Литургия, в которой участвовали прихожане мыютинской церкви, а также гости из Шебалино и Черги. Затем совершена была заупокойная служба на месте погребения мыютинских миссионеров.

В церемонии обновления музея приняли участие христиане Шебалинского района, представители районной и шебалинской сельской администрации, педагоги и учащиеся мыютинской основной школы, жители села Мыюта, а также гости из Иркутска и Новосибирска.

К сожалению, нередко мы знаем достопримечательности чужих земель лучше, чем историю своего региона. Миллионы людей приезжают в Горный Алтай ежегодно, ограничивая свою культурную программу стандартной схемой: катание на лошадках, на лодочках, пиво на берегу реки под громкую музыку, приобретение сувениров в ларьках вдоль дороги. Таким остается Горный Алтай в представлении гостей. Неужели это все, что мы можем рассказать о родном нашем крае?

Экспозиция в Мыюте открывает нам малоизвестную страницу истории Горного Алтая, историю мужественных и самоотверженных людей, историю высоких идей, историю цивилизационного прорыва, который изменил жизнь Горного Алтая в ХIХ веке.

... С фотографий вековой давности на нас глядят патриархального вида мужи в одежде священника и благообразные жены в длинных платьях, мы видим шляпы и окладистые бороды, натруженные руки, лапти, сапоги и крестьянских детей с учителем церковной школы, молодые семьи с детьми на руках, блаженных старцев на пороге вечности. Это Мыюта сто лет назад. Чтобы посетить ее, просто войдите в аил-музей, займите места в нашей машине времени и пристегните ремни. Путешествие по времени начинается. О чем поведают нам мыютинские миссионеры?

Священник Павел Тайченачев

16 комментариев

  1. А есть ли в музее знаменитая повесть Вяч. Шишкова «Страшный кам»? Это ж в Мыюте было.

    • В рассказе нет указаний, что это было в Мыюте. Во всяком случае, среди жителей с. Мыюты нет памяти о подобном событии.

      Рассказ «Страшный кам» — это обобщение, причем написанное достаточно предвзятым человеком. Перед революцией были в моде настроения, которые мы назвали бы либеральными. Были и соответствующие произведения, обслуживающие эти настроения. Мишенями для критики в них, как и сейчас, являлись правительство, полиция, церковь. В общем, «хроники крровавого ррежима».

  2. В.Шишков — проектировщик Чуйского тракта. Памятник ему у Манжерока стоит. Повесть «Страшный кам» документальная, начинается со слов «Мыюта», о том, как священник боролся с шаманом и проиграл ему.

    • Повесть «Страшный кам» начинается со слов «Бубен ходит по горам». Населенный пункт, где происходят события, носит название «Глызеть», также фигурирует селение «Аннавар» и река «Анчибал».

      Автор явно симпатизирует каму: «умное безбородое лицо его грустно» и выставляет глупцом священника: «отец Василий... чуть не подавился костью».

      Ещё раз повторю, рассказ написан под влиянием революционных идей, он тенденциозный.

      Но интересно даже не это. При всем своем либеральными пафосе Шишков остается христианином, фабула рассказа отсылает к евангельский истории неправедного осуждения и распятия Христа. Только на место Христа Шишков ставит кама, а на место иудеев — священника и прихожан. Простенькая такая схема, обычная подмена, пусть она останется на совести писателя.

      Инженер Шишков, может, и хороший, но этим рассказом, на мой взгляд, он вбивает клин между русскими и алтайцами, русские в его рассказе — все плохие, вторые — все хорошие.

      Если Вы живёте в Республике, Вы знаете, что таких взаимоотношений здесь нет, никто не оценивает человека только по национальности.

      Поэтому Шишков здесь врет.

      • Есть повесть и одноименный рассказ из путевых заметок. Но все это не имеет никакого значения, если святой отец утверждает, что алтайский шаман сыграл роль Христа!

        • Уважаемый комментатор «Момон», в начале нашей беседы Вы говорите о «знаменитой повести», затем о «документальной повести», а теперь о путевых заметках. В очерках «По Чуйскому тракту» есть рассказ о Мыюте, но там кама никто не убил, а только побили. Это и сейчас случается, что люди на селе дерутся. А кам в ответ за это, по словам собеседника Шишкова, полностью уничтожил две семьи, со стариками и детьми. Такие вот ассиметричные меры.

          Кроме того со слов возницы, Шишков чётко указывает, кто заставляет кама совершать камлание: «Ему нельзя без этого. Его тогда шайтаны задушат. Их много. Они работы себе требуют».

          Ничего не сказано в очерке про священника, о котором Вы говорите, что он «боролся с шаманом и проиграл ему». Откуда такие сведения, фантазируете?

          Пожалуйста, Вы определитесь на какой источник опираетесь в своих высказываниях — на повесть или на очерк. Кама убили или нет? Или он сам убил две семьи? Или это демоны замучили обе семьи и самого кама? Проиграл ли священник, и если да, то в чём? И чьих тут фантазий больше, Ваших или В. Шишкова?

          Благодарю за интересную беседу.

          • Чёрт меня дёрнул объяснить читателям, почему в одной писульке о.Павел перескакивает с повести на рассказ. Понятно же, были путевые заметки, на основе их затем написана повесть. Что за ахинею несёте?

            • Уважаемый комментатор, прячущийся под ником «Момон», упоминание нечистой силы в Вашем комментарии весьма симптоматично, тем более в разговоре со священником.

              В путевых заметках и в повести сюжет прямо противоположный. В очерке кам убивает две семьи (или демоны заставляют кама убить их), а в повести, наоборот, кам подобно Христу на Голгофе, гибнет от рук озверелой толпы. В очерке говорится, что новокрещеные алтайцы в Мыюте очень религиозны, а в повести они жалкие, мечутся туда-сюда и т.д.

              Поэтому сказать, что повесть написана на основе очерка можно с большой натяжкой, Шишков притянул факты, что называется, за уши.

              На что же мне опираться в беседе с Вами, на повесть или на очерк? Кама убили злые русские крестьяне или демоны замучили кама и две семьи со стариками и детьми? Где правда, а где вымысел плодовитого писателя?

  3. Я бы не стал читать заметку, если бы она называлась просто: «Новая экспозиция в мыютинском музее». Но название громоздкое, и начинается по-путински «История высоких идей и цивилизационного прорыва.» Надо же...

  4. Значит, заголовок подобран правильно, раз Вы заинтересовались и прочитали. Приглашаем Вас посетить музей в с. Мыюта.

      • Вы считаете, что хранить память об истории родного края — это плохо? Что родные и близкие, потомки миссионеров, которые почитают память своих дедов и прадедов — поступают неправильно? Что христианская проповедь не изменила нравы жителей Горно Алтая, что идеи, принесённые миссионерами, не были цивилизационным прорывом? Что новые общественные отношения, общественные институты, принесенные ими — больницы, школы, приюты, поддержка социально незащищённых слоёв населения — не заслуживают внимания и благодарности?

        Или как понять Ваше краткое высказывание?

  5. Мне подумалось, в музее должно быть место повести или рассказу о том, как обосновывались здесь первые служители церкви. Как конфликтовали с местными религиозными деятелями, отвоевывая место под солнцем. Я же не спрашиваю, есть ли там материалы ревкома? Хотя Мыюта была в этом плане столицей автономии. Это тоже был своего рода прорыв.

    • В райцентре Шебалино есть краеведческий музей. Первое, на что я обратил внимание при его посещении, это почти полное отсутствие материалов, связанных с освоением Алтая в 19 веке. То есть, вот каменный век, железный век, а потом сразу колхозы и красные знамена. Про ревком и автономию, думаю, узнать можно там.

      А мы в музее истории Алтайской миссии постарались восполнить данную лакуну, упущение, и собрали материалы именно касающиеся 19 века, именно Мыюты.

      Пожалуйста, музей народный, часть материалов собрана местными жителями. Если у Вас есть чем дополнить экспозицию, приносите, мы будем только рады.

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...