21 декабря 2020 года житель села Теректа Усть-Коксинского района Республики Алтай Геннадий Иванович Куликов уехал из дома верхом на лошади в горы и не вернулся. Утром следующего дня обеспокоенные домочадцы начали обзванивать односельчан в надежде, что кто-то знает о местонахождении пропавшего, видел его или что-то слышал. Увы, никто ничего не знал. Дело выглядело весьма странно, поводов для беспокойства было достаточно. Геннадий Иванович не собирался уезжать надолго и далеко, запаса еды с собой не взял, сопровождающих с ним не было. В общем, в тот же день несколько мужчин из села отправились на поиски. Прочесали ближайшие окрестности – безрезультатно.

На третий день с момента исчезновения была организована конная группа для поисков на более отдаленных горных участках. В нескольких километрах от села, где конный маршрут пролегает вброд через реку, мужчины обнаружили оседланную лошадь, на которой уехал пропавший, и его собаку. Судя по следам на снегу, животные провели здесь немало времени, не сумев перебраться на другой берег реки. Хозяина лошади рядом не было. Стало ясно, что произошла беда.

Пока мужчины ловили лошадь, собака, почуяв что-то, помчалась вверх по тропе. Раздался радостный лай. Примерно в двухстах метрах от реки был человек – в обледеневшей одежде, покрытый инеем, бледный от холода, практически не способный двигаться и говорить, но живой.

Дальше действовать нужно было очень быстро: погрузили на сани – и в деревню, а там уже ждала машина скорой помощи. В районной больнице, куда был доставлен Геннадий Иванович, у него зафиксировали критически низкую температуру тела (на градус ниже – уже смерть). Одежду пришлось разрезать, а пациента в буквальном смысле слова размораживать и отогревать. Уже позже, придя в себя, Геннадий Иванович смог рассказать, что с ним произошло.

21 декабря он отправился в горы, чтобы подыскать подходящие места для тебеневки лошадей. Опытный таежник, большой знаток и любитель гор, он очень хорошо знал маршрут, который предстояло проделать. Неспешно двигался по горной тропе на лошади. Ничто не предвещало беды. Но тут в размеренный ход событий вмешалась трагическая случайность: лошадь испугалась внезапно выскочившего из кустов дикого кабана, сбросила наездника и начала бить копытами. Один из ударов пришелся по ноге хозяина, в результате – перелом в области голени. Испуганные животные ринулись в разные стороны: кабан – обратно в кусты, лошадь – вниз по тропе, собака – за ней. А человек, еще минуту назад полагавший, что скоро окажется дома у теплой печки и будет наслаждаться вкусным ужином, остался один. Один в горах. Зимой. С переломом ноги. Без еды, какого-либо снаряжения и даже спичек. И без единой надежды на то, что его найдут раньше, чем он успеет замерзнуть и умереть.

С собой был нож. При помощи него Геннадий Иванович попытался сделать костыли из веток деревьев. Получилось. Но простоять на них он смог только несколько секунд: нестерпимая боль в сломанной ноге обрушила его обратно на землю.

«Как быть? Развести костер – нет спичек. А если бы и были – дров, которые я смогу собрать, хватит на час, не больше. А дальше что? Ждать? Но искать меня станут, когда лошадь вернется домой с пустым седлом. А если она не дойдет? К тому же никто не знает, где именно меня искать (никому не сказал, куда еду)», — перебрав все возможные варианты и трезво оценив ситуацию, понял: шансов на спасение нет.

О чем думает человек, обреченный на смерть? Что он чувствует? Панику, страх и отчаяние от безысходности? Сожаление о том, чего не успел сделать в жизни? Или, может быть, не желая верить в происходящее, до последнего надеется на чудо? Наверное, могут быть разные варианты… Герой нашего повествования не дал воли чувствам. Он решил так: «Единственное, что могу сейчас делать, – ползти в направлении деревни пока есть силы. А там – как Бог даст». И он пополз.

Полз на спине, вперед головой, отталкиваясь здоровой ногой и придерживая палками больную (в этом положении сломанная нога доставляла меньше боли, по крайней мере такую боль можно было терпеть). Полз весь день, потом всю ночь, потом еще один день и еще одну ночь, и снова день…. Двое суток! По узким тропам, по каменистым берегам, крутым подъемам и спускам, по краю отвесных скал. Такой маршрут не всякий человек пройдет на здоровых ногах, а он полз. Без еды, воды, сна и отдыха. Отдыхать нельзя: расслабишься, уснешь – и все. Воды кругом много: река, родники, – но подобраться к ней невозможно из-за опасности промочить одежду. Значит – тоже нельзя, значит, нужно терпеть.

Ночью ползти было сложно. В темноте то и дело сбивался с дороги, приходилось проделывать лишние метры пути в поисках тропинки. Находил – и полз дальше. Но в какой-то момент сбился с пути окончательно: сколько ни старался, никак не мог найти тропу. Пришлось ползать кругами вокруг дерева, пока не рассвело (только не останавливаться, чтобы не уснуть).

Днем дорога давалась легче. Спать уже не хотелось, путь был виден. На небе плыли облака причудливой формы, ветки деревьев забавно переплетались, образуя целые картины, которые радовали глаз и немного отвлекали от суровой реальности. Очень низко кружился коршун, видимо, надеясь на скорую добычу. «Чуешь, что мне мало осталось? Глаза тебе не дам – закрою руками, когда помирать буду», – разговаривал с ним ползущий человек. А однажды прямо у тропинки появился соболь, он долго сопровождал странника, аккуратно передвигаясь и с любопытством рассматривая. «И ты знаешь, что я тебе ничего сделать не могу? Ладно, беги своей дорогой, а я своей поползу».

Одежда начала промокать и покрываться льдом. Боль в сломанной ноге затухала и в какой-то момент совсем перестала беспокоить: нога тоже полностью заледенела.

Вторая ночь пути была очень тяжелой: стало мерцать сознание, временами наступало состояние полузабытья, когда реальность перемешивается с иллюзорными видениями. «Вот вижу: охотники устраивают засаду на зверя. Кричу им: «Мужики, зря стараетесь, здесь зверя нет!» Они молчат в ответ. «Ну, как хотите, а мне ползти надо». Открываю глаза: по-прежнему один, по-прежнему ползу». За вторую ночь вперед продвинулся мало, все больше петлял на месте. Однако, что поразительно, не остановился, не уснул, не потерял сознания и с пути не сбился. Размеренно и твердо продолжал ползти даже в полусне.

Наступивший день снова принес облегчение: сон отошел, мысли прояснились и продолжилось упорное движение вперед. Маршрут, по которому продвигался Геннадий Иванович, был ему хорошо известен, и память как будто обострилась: он помнил каждую кочку, каждый камень и дерево на дороге – и заранее просчитывал, как лучше всего обойти то или иное препятствие. А за дорогу их было немало: через камни и упавшие деревья перебирался долго и с большим трудом; на крутых спусках медленно скатывался вниз, держась за стволы деревьев; разлившиеся родники огибал за несколько метров, чтобы не промокнуть; старался двигаться по насту и льду, но иногда все-таки проваливался в рыхлый снег, и приходилось палками расчищать дорогу…

Но вот впереди очередное препятствие, и на этот раз смертельно опасное – река, на которой лед еще не встал. «Как быть? Неужели все? Неужели здесь конец? – думал Геннадий Иванович, все-таки не теряя надежду. -Чуть ниже по течению нанос из веток, он должен быть покрыт льдом – буду перебираться через него…»

План перехода через реку еще не был завершен в голове нашего путешественника, когда он услышал голоса и радостный лай собаки – это искали его. В момент встречи с людьми герой, который еще пару минут назад был готов продолжать борьбу за свою жизнь, вдруг почувствовал, что силы его оставили: тело тряслось от холода, уцелевшая нога и руки перестали слушаться, накатила сильная усталость… А в голове вертелось только одно слово: дополз.

И хотя впереди Геннадия Ивановича ждало еще немало испытаний: непереносимые боли от обморожений, риск ампутации конечностей, долгие недели на больничной койке без возможности вставать и двигаться, несколько операций, но главное и самое важное испытание завершилось там, на берегу реки, – он выжил. Выжил благодаря правильно принятому решению, благодаря мужеству, выносливости, терпению и, не побоимся этого слова, героизму. Выжил – и преподал всем нам бесценный урок, как не поддаваться панике и отчаянию даже в самой безвыходной ситуации, просто делая то малое, что зависит от тебя самого.

Когда у Геннадия Ивановича спросили, как ему удалось совершить невозможное, он недоуменно пожал плечами и ответил: «Я просто потихонечку делал свою работу».

Семья Куликовых выражает искреннюю благодарность всем, кто оказал поддержку, помог сохранить жизнь и здоровье Геннадию Ивановичу: жителям села Теректа, проводившим поисково-спасательную операцию (Григорию Гавриловичу Новикову, Валерию Владимировичу Толстых, Юрию Михайловичу Балакину, Александру Анатольевичу Машарову), медицинским работникам, оказавшим первую и самую необходимую помощь (сотрудникам «скорой помощи», фельдшеру Зинаиде Васильевне Толстых, персоналу Усть-Коксинской районной больницы, в том числе главврачу Андрею Валентиновичу Рыбакову), Надежде Тутушевой, сотрудникам отделения травматологии Республиканской больницы, в том числе заведующему отделением Василию Николаевичу Захарову, лечащему врачу Саидбеку Имомназаровичу Нурматову, всему персоналу отделения. А также всем многочисленным и добросердечным людям, кто не оказался равнодушен, кто звонил, навещал, поддерживал.

Мария Куликова, «Звезда Алтая»

23 комментариев

  1. Прям не новостной репортаж, а целый роман, читал с удовольствием, автору благодарность, а у Геннадия Ивановича лишний повод появился, рюмочку намахнуть за свой второй День Варенья )))

    134
    6
  2. События происходили во времена грандиозных планов строительства Кедрограда в каракокшинской тайге.

    Вова родился под кедром, во время сбора шишек. Отец его работал штатным охотником, а матушка всегда жила при нём. Осенью она было собралась спуститься рожать в село, но шишки на кедрах отмокли и упали от ветра, и ей пришлось изменить планы, точных сроков появления малыша на свет она не знала. Судя по небольшим объёмам живота, думала, что нескоро. Пора была горячей, она готовила пищу для бригады орешников за адекватный процент от собранного ими урожая.

    И в этот напряжённый для родителей момент, Володя решил заявить о себе. Отец отправил их с матерью на попутном лесовозе в леспромхозовскую больницу, а сам остался на стане. Так буднично началась Володина жизнь также буднично она протекала в детстве и юности. В зимовье охотника, шалаше орешника.

    Он мужественно отбыл восьмилетний срок в общеобразовательной школе, но ощутимой пользы для себя не извлёк из того периода своего бытия. От отца Вова перенял все премудрости таёжной жизни и охотничьи навыки.

    Когда гормональный фон в организме принудил юношу обратить внимание на противоположный пол, то для завоевания авторитета он стал дарить девочкам шкурки соболей и норок, которых ловить научился мастерски. Приношениями он, весьма успешно, завоёвывал доверие родителей избранниц.

    После смерти отца (таёжники долго не живут), Вова занял его охотничьи угодья. В охотничьих угодьях было три обширных лога в вершине соединяющихся гольцами, а устьем выходящих на большую реку. В каждом было по зимовью, что позволяло проторить трёхдневный путик. Ближе к открытию охотничьего сезона Вова делал закладки из мяса копытных в срубах, по периметру имеющие небольшие отверстия.

    Те сооружения выполняли функцию приманки для соболя или норки. Они были достаточно крепкими, чтобы выдержать натиск росомахи, а медведи к моменту закладки мяса, уже залегали в берлогу.

    В угодьях, ближе к гольцам, природа создала карстовую яму вход в которую являлся и выходом. На дне бил родник в окружении кустарника. Высоко, на ветки, Вова периодически намазывал мёд. Все те мудрёные приготовления он выполнял на границе с соседними участками.

    В зимнюю бескормицу от соседей, соболь познавший вкус халявы, часто забегал в Володины угодья проверить — что творится в его закромах, протаптывая тропы, чего и добивался охотник. По чернотропу Вова охотился по низам. Без нужды старался не заходить на территорию зимнего промысла. Собака и мелкокалиберная винтовка достались ему от отца и он с успехом применял навыки, привитые ему родителем.

    В тот год путик Вова начал топтать в начале декабря, когда снег стал настолько глубок, что зверь вынужден был тропить не в угоду рефлексу, а по необходимости. Разложенные с осени приманки, в виде мяса и мёда, с задачей справились успешно. Зверь натоптал тропы не только со своего участка, но и с соседних. Крупные хищники тропили неохотно. К мясу доступа не было, а мёд намазан высоко.

    Но соболя были в восторге от халявы и активно посещали пиршество, выполняя единственное условие — избегание встречи друг с другом. Володе оставалось расставить капканы по сбежкам и ждать.

    Ружьё на путик он не брал. Шум от передвижения по лыжне был настолько громким, что любой зверь слышал охотника за версту и успевал сделать ноги ещё до того, как Вова его увидит. Охотник знал эту особенность зимнего промысла.

    К тому же рюкзак за плечами был всегда тяжёл от тридцати капканов первого номера, петель на белку и кабаргу, двух деревянных лопат, топора и хвойных веток, призванных отбить запах у снасти. Ружьё в тех условиях было обузой. Даже рябчики покидали лунки столь стремительно, что охотник не успевал вспомнить о нём, висящим за плечами.

    Поэтому петли и капканы были надёжными партнёрами охотника. Начало сезона всегда было сложным и прохождение первого круга охотничьей тропы отнимало много сил и времени. Но Вова распихал под след почти все капканы. Хотя расстановка петель имела второстепенное значение, но и их Вова разместил в изобилии.

    Из петли беличья шкурка стоила дороже, чем добытая из ружья. На кабарожьих тропах попадались клыкастые самцы, струя которых имела хорошую цену на рынке у спекулянтов. (Во времена развитого социализма, современные бизнесмены назывались барыгами и спекулянтами). Тушки удавленных животных шли в пищу и на приманку хищникам.

    Во второй или третий проход по путику, Вова обнаружил, что к редко пустующим удавкам повадилась рысь. Если бы та наглая кошка имела совесть и ела только мясо, то Владимир, наверно, смирился с подобными издержками. Но то животное имело обыкновение выгрызать живот вместе с пупком, издевательски, оставляя голову с клыками. Володя, в гневе поставил петли на хищника. Хотя и понимал опасность поступка, ходил-то он без ружья.

    Однажды, сняв пару соболей из капканов, он подходил к петлям, поставленным на рысь. Особых надежд он не испытывал, обычно рысь плохо идёт в петлю, но в этот раз она попалась. Петля была на кабаргу и ни как не рассчитана на рысь. Попавший в неё зверь, не понимая, что с ним происходит, не пытался избавиться от поводка и аккуратно подтаскивал за собой потаск, но, увидев человека, забеспокоился. Убежать сильный хищник не мог и обороняясь начал нападать на охотника.

    Петля оборвалась, и рысь оказалась в опасной близости от заклятого врага. Вова среагировал быстро. Он свернул с лыжни и начал спуск прямо по крутому склону, покрытому листьями бадана. Рысь не стала преследовать убегающего врага, но он этого не знал. Спуск продолжался до тех пор пока одна лыжа не заскочила под торчащий корень и тело лыжника перестало быть управляемым.

    Очнулся Вова в сумерках. До зимовья было не больше двух километров, но они дались ему тяжело. Володя сильно потянул сухожилие и идти не мог. Дополз до избушки он ближе к рассвету. Спасло то, что во всех избах у него был запас продуктов и дров. Две недели Вова набирался сил, чтобы выйти к людям. Так, нелепо закончилась охотничья карьера молодого таёжника.

    Ходить он уже не мог и ему оставалось пить горькую, хвастаясь о своей былой удачливости собутыльникам. Вова не обижался на судьбу, памятуя о том, что приятель его ушёл по чернотропу к шорцам через заповедник. К Новому году, собаки его вышли из тайги, а он так и сгинул в небытии.

    9
    28
  3. Мухомор, ты придурок. Надо тебе две ноги сломать и в тайгу забросить, чтобы прочувствовал на себе. Статью писала его дочь. Сколько перенесли его родственники, не дай бог перенести ещё кому нибудь.

    66
    1
    • В новейшей истории, почему-то, принято героизировать поступки людей: подогнал автобус к горящему зданию, всё герой, хотя помочь не получилось; принесли лестницу и помогли спуститься по ней пожилой женщине — герои, хотя поступки-то рядовые — так должны поступать каждый, кто имеет такую возможность при данных обстоятельствах.

      Герой, это когда человек собственной жизнью рискует ради спасения другой жизни

      Фермер Вчера в 20:55: Статью писала его дочь. Сколько перенесли его родственники, не дай бог перенести ещё кому нибудь.

      То, что писала дочь, выглядит ещё более цинично по отношению к обществу. Напиши это безграмотный журналист — одно, а когда дочь преподносит событие в качестве пиара своего имени в региональной прессе, это другое. Возможно в депутаты собралась.

      Фермер Вчера в 20:55: Сколько перенесли его родственники, не дай бог перенести ещё кому нибудь.

      Подобные страдания переносят тысячи граждан, когда погибают их дети заблудившись в лесу. Но это дети, и погибают они из-за халатности родителей. Здесь случай другой — просматривается халатность самого страдальца.

      Врать не хорошо, даже стыдно, а текст на 80% художественный вымысел, ради приобретения известности.

      6
      21
      • Хорошо пишешь, однако Ваша публикация сегодня не вовремя. Публикуй, с удовольствием читаю.

        2
        0
      • Согласен с Мухомором, что сейчас в нашем обществе происходит излишнее героизирование за рядовые поступки. Вспомним стихотворение С. Маршака о том, как неизвестный парень спас девочку на пожаре. Но он оказался скромным, и чтобы не привлекать к себе внимание, затерялся в толпе. Маршак прав: в то время » к славному подвигу» был «каждый готов».

        8
        4
  4. Какой Человек,аж ком в горле, пример настоящего мужчины. Русский характер. Олицетворение всего народа России.

    38
    2
  5. Чудеса оказываются бывают, и это чудо он сам сделал.Невероятно мужественный человек. Даже настроение у меня улучшилось, не все так плохо оказывается.Геннадию Ивановичу крепкого здоровья.

    20
    0
      • Да, коршун перелётная птица, но в художественном произведении такие точности соблюдать необязательно, так сказать, для придания образа описываемого события.

        2
        2
    • Извините,но тогда все наши мужчины охотники,жители сёл Горного Алтая, должны быть наказаны? Сморозили Вы….

      0
      1

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...