Драматические события развернулись в Ойротии 80 лет назад – в январе 1937 года. В самом начале месяца в Усть-Коксинском районе было совершено нападение на молодого, но очень активного и известного в области политика, председателя Тюнгурского сельсовета Илюбея Колбукова. Нападение совершил местный пасечник из числа кержаков Андрон Бочкарев. Колбуков и Бочкарев давно не ладили друг с другом, но в этот раз беседа о текущем политическом моменте происходила до того нервно, что в конце концов пасечник напал на председателя сельсовета с ножом и топором. Потерпевший получил несколько травм, которые, впрочем, его жизни не угрожали.

Если бы что-то подобное случилось лет через 20 или в наши дни, то, скорее всего, Бочкарева отправили бы в колонию лет на пять-семь или даже меньше. Но на дворе стоял 1937-й, ни одной газеты не обходилось без подробных репортажей с процесса «Параллельного антисоветского троцкистского центра», который шел в Москве и на котором разоблачали «врагов народа». По всей стране проходили митинги и собрания с требованиями расстрелять Георгия Пятакова, Карла Радека и других подсудимых. Не исключением была и Ойротия – в Шебалино, Майме, Ойрот-Туре, Чое, Кош-Агаче, Ине в январе состоялись митинги с требованием «суровой и справедливой кары для троцкистов», а уж собрания тружеников на эту тему проходили повсеместно.

В этой атмосфере нападение на Илюбея Колбукова было интерпретировано как «теракт», совершенный не разоружившимся противником советской власти и колхозного строя. На судебном процессе, который начался спустя 20 дней после совершения преступления и длился два дня, прокурор уделил внимание не столько криминальной составляющей дела, сколько его политической подоплеке и личности подсудимого. Бочкарева приговорили к смертной казни.

Более того, серьезной чистке вследствие истории с несостоявшейся поездкой Колбукова на Съезд Советов подвергся аймисполком – его руководителей обвинили в бюрократизме и невнимании к нуждам «простых людей», судили и выгнали с работы. Был предан суду и некий диспетчер Чуйского тракта, который не обеспечил Колбукову место в проходящих по тракту автомобилях.

«Новости Горного Алтая» в рамках проекта, посвященного 80-летию «большого террора», предлагают читателям ознакомиться с публикациями об этом деле, выходившими в те дни в «Красной Ойротии». В ряде случаев публикации сопровождаются комментариями – биографическими справками о тех людях, которые упоминаются в текстах. Обратите внимание, что почти все высокопоставленные обличители сами закончили свой жизненный путь в застенках НКВД.


Каждый шаг работы пронизать большевистской бдительностью

Телеграф принес сообщение о злодейском нападении в селе Тюнгур Усть-Коксинского аймака классового врага, кулака Бочкарева на делегата Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов товарища Илюбея Шикаковича Колбукова.

Состояние здоровья тов. Колбукова удовлетворительное. Следственные органы на месте ведут расследование всех обстоятельств нападения, совершенного врагом народа, махровым великодержавным шовинистом контрреволюционером Бочкаревым.

О чем сигнализирует вылазка классового врага? Она говорит о том, что в усть-коксинской парторганизации нет непримиримой бдительности к классовому врагу.

Классовый враг до поры до времени не выступал открыто, маскировался для того, чтобы усыпить бдительность усть-коксинских коммунистов, чтобы околпачить иных ротозеев и простофиль…

Событие, происшедшее в Тюнгуре, вновь и вновь подтверждает, что озлобленный величайшими успехами страны Советов, разгромленный и разбитый враг не перестал сопротивляться, что остатки разбитых эксплоататорских классов не оставляют попытки всячески вредить нашей работе.

«Красная Ойротия», №9, 14 января


Колбуков Илюбей Шикакович родился в 1910-х годах в урочище Кучерла. Будучи мальчиком, был свидетелем нападения местных жителей, недовольных новыми порядками, на отряд Петра Сухова. В армии был пулеметчиком, служил на Дальнем Востоке. После службы в армии стал председателем колхоза «14 лет Октября» в Кучерле, затем — председателем Тюнгурского сельсовета. Был в числе первых алтайцев, поднявшихся в 1935 году на Белуху. Делегат всесоюзного Съезда колхозников-ударников, Чрезвычайного VIII Всесоюзного Съезда Советов, областных и аймачных съездов депутатов. Погиб около перевала Кара-Дюрек во время схода лавины, вероятно, еще до Великой Отечественной войны.


Из постановления бюро Запсибкрайкома ВКП(б)

Игнатий Барков родился в 1898 году в Самарской губернии. Прошел краткосрочные юридические курсы и уже в 28 лет стал руководить Самарским губернским судом. Потом был заместителем прокурора Северо-Кавказского края, а оттуда перевелся в Новосибирск, где возглавил прокуратуру Западно-Сибирского края. 14 марта 1938 года был арестован, а спустя месяц покончил с собой, сумев выпрыгнуть из окна здания новосибирского НКВД.

Принять к сведению сообщение краевого прокурора тов. Баркова о том, что следствие по делу о нападении на делегата Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукова закончено и кулак Бочкарев, понесший т. Колбукову ранение, предается суду военного трибунала.

За антипартийное и антисоветское отношение к товарищу Колбукову, выявившееся в отказе выдачи денег для поездки на Чрезвычайный XVII Всероссийский Съезд Советов, за неоказание тов. Колбукову своевременной врачебной помощи – снять с работы председателя Усть-Коксинского райисполкома Кудрявцева и заведующего райФО Перчика и предать их суду.

Поручить прокурору тов. Баркову немедленно привлечь к судебной ответственности также диспетчера Чуйского тракта, к которому делегат съезда тов. Колбуков обращался с просьбой довезти его до Ойрот-Тура.

Поручить краевому прокурору тов. Баркову и председателю краевого суда тов. Островскому по окончании расследования дела Кудрявцева и Перчика организовать на месте судебный процесс.

Секретарь Запсибкрайкома ВКП(б) Эйхе

«Красная Ойротия», №12, 21 января

Обвинительное заключение по делу о нападении на делегата Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов

М.Я. Стариков – прокурор Ойротии. Арестован в сентябре 1937 года. Дальнейшая судьба неизвестна.

В беседе с нашим сотрудником о ходе следствия и обстоятельствах террористического акта против делегата Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукова Илюбея Шикаковича, областной прокурор тов. Стариков сообщил, что по делу следствие закончено, составлено и утверждено обвинительное заключение на Бочкарева А. И., обвиняемого в преступлении, предусмотренном ст. 19-58-9 УК РСФРС. 25-26 января в Усть-Коксе военный трибунал начнет разбор дела о нападении на делегата Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукова.

Следствием установлено, что 6 января 1937 года делегат Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбуков И.Ш., он же и председатель Тюнгурского сельсовета Усть-Коксинского аймака, выехал из села Тюнгур на автобазу Иня, направляясь в Москву на Съезд. Несмотря на неоднократные просьбы тов. Колбукова дежурный диспетчер отказал ему в предоставлении места в автомашине. Тов. Колбуков был вынужден возвратиться домой. На обратном пути из Ини в с. Тюнгур И.Ш. Колбуков 7-8 января 1937 года проводил в колхозах Аккемского и Тюнгурского сельсоветов собрания с отчетом о VIII Съезде Советов и об очередных задачах колхозов.

Усть-Коксинский аймак

После собрания в селе Аккем в колхозе «Аксу-Ады Ленин» и в животноводческих бригадах колхоза «14 лет Октября» тов. Колбуков вечером 8 января заехал на пасеку к гр-ну Тюнгурского сельсовета Бочкареву Андрону Ипатовичу, который систематически саботировал и уклонялся от обязательных государственных платежей. Тов. Колбуков на квартире у Бочкарева убеждал последнего о необходимости финансовых платежей, в частности, говорил о подписке на заем. Бочкарев отказался от участия в мобилизации средств и выступил с клеветническим, контрреволюционным заявлением в отношении советской финансовой политики.

В присутствии тов. Колбукова Бочкарев стал избивать жену красноармейца Шишкину. Тов. Колбуков предложил Бочкареву прекратить избиение жены красноармейца. С помощью бывшего здесь комсомольца Еромолаева Ф. избиение было прекращено.

Когда тов. Колбуков стал одеваться, чтобы уйти, Бочкарев нанес ему несколько ударов кулаком по голове, а затем выхватил нож и занес его над тов. Колбуковым. Заметив нож, тов. Колбуков успел отклониться и удар ножом пришелся в лоб. Тов. Колбуков, обливаясь кровью, упал на пол. В это время присутствующий в избе комсомолец Ермолаев Федор отобрал нож у Бочкарева.

Тов. Колбуков выбежал на улицу, но у крыльца вновь был схвачен Бочкаревым, который нанес ему удары кулаком по голове. Бочкарев на дворе схватил топор и нанес тов. Колбукову два удара обухом топора: один в левый бок, а другой в ладонь. В третий раз Бочкарев намеревался ударить тов. Колбукова острием топора по голове, пытаясь зарубить, но Ермолаев Федор выхватил у Бочкарева топор и вторично предотвратил убийство тов. Колбукова. С помощью комсомольца Ф. Еромолаеа тов. Колбуков уехал в сопровождении Упанова Карандаш (так в тексте. — прим. НГА) на лошади Ермолаева.

Бочкарев, покушаясь на жизнь товарища Колбукова, выкрикивал контрреволюционные слова «вот теперь поезжай в Москву!» и др., угрожал коммунистам и комсомольцам, что он их всех переживет.

Медицинским освидетельствованием у потерпевшего Колбукова обнаружено: на правой надбровной дуге рана до 4 сантиметров с повреждением надкостницы, повреждение сустава большого пальца правой руки с разрывом суставных связок и подколом с левой стороны двенадцатого ребра, конец которого надавил на селезенку. По заключению медэксперта эти повреждения отнесены к условно тяжелым, влекущим временную потерю трудоспособности.

Кто таков Бочкарев? Бочкарев, проживая в селе Терехта Усть-Коксинского аймака, имел крупное кулацкое хозяйство и держал батраков, а сам служил в сельпо заготовителем. Потом Бочкарев переехал в с. Улужай Усть-Канского аймака, где также имел кулацкое хозяйство, держал постоянно батраков. В январе 1931 года у Бочкарева было изъято и экспроприировано все имущество и передано в колхоз.

В 1933 году Бочкарев пролез в Нижне-Уймонский маралосовхоз на должность заведующего пасекой, расположенной на территории Тюнгурского сельсовета что в 6 километрах от поселка Кучерла, местожительство тов. Колбукова.

На протяжении последних лет тов. Колбуков до избрания его председателем сельсовета работал председателем колхоза «14 лет Октября» в поселке Кучерла и неоднократно разоблачал Бочкарева в хищении колхозного имущества.

В 1935 году Бочкарев самоуправно сметал скошенное колхозом «14 лет Октября» сено и травил колхозные посевы. В то время Бочкарев неоднократно угрожал тов. Колбукову, всячески оскорблял его.

Из вышеуказанного ясно, что Бочкарев совершил террористический акт по мотивам классовой ненависти.

Обвиняемый Бочкарев А.И. признался в покушении на жизнь тов. Колбукова.

«Красная Ойротия», №13, 24 января

О самоотверженном поступке тт. Ермолаева Ф., Упаева К. и Упаева Н.

Из постановления президиума Ойротского областного исполнительного комитета

Заслушав сообщение об обстоятельствах покушения на делегата VIII Всесоюзного и XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукова президиум облисполкома постановляет:

Отмечая исключительно героический поступок комсомольца тов. Ермолаева Федора, предотвратившего убийство делегата VIII Всесоюзного и XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукова и помощь, оказанную комсомольцем Упановым Карындаш, премировать т. Ермолаева Федора ценным подарком – именными часами и костюмом, а тов. Упанова Карындаш – костюмом.

Упанов Михаил Михайлович в 1943 году был призван на фронт, погиб 28 апреля 1945 года в Померании на территории Польши в звании младшего лейтенанта при разрыве противотанковой мины.

Учителю тюнгурской школы т. Упанову Михаилу, проявившему исключительную сознательность в выполнении своего гражданского долга и сообщившему в аймачные организации о нападении на тов. Колбукова, выдать премию – полное собрание сочинений В.И. Ленина.

От имени областного исполнительного комитета тт. Ермолаева, Упанову К. и Упанову М. объявить благодарность.

Тов. Колбукову предоставить месячный отдых в доме отдыха облисполкома.

Пред. облисполкома Сыркашев

Секретарь ОИКа Толстошеев

«Красная Ойротия», №13, 24 января

Дело Кудрявцева и Перчика

Закончено следствие и составлено обвинительное заключение по делу председателя Усть-Коксинского аймакисполкома Кудрявцева И.Н. и зав. аймФО Перчик Л.А., обвиняемых в ст. 111 УК РСФСР.

Следствием по делу установлено, что делегат Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбуков еще 23-25 декабря 1936 года на пленуме аймакисполкома предупредил председателя АИК’а Кудрявцева о том, что ему необходимы средства для выезда в Москву на Чрезвычайный XVII Всероссийский Съезд Советов. В первых числах января текущего года председатель аймакисполкома Кудрявцев получил указания от областного исполкома и послал тов. Колбукову извещение о том, что он должен выехать в Москву на Съезд и прибыть в Ойрот-Тура к 8 января. Однако денег на проезд тов. Колбукову Кудрявцев не прислал. Вследствие этого тов. Колбуков был вынужден 3 января послать в аймакисполком своего нарочного бригадира Сайланкина, который вручил 4 января Кудрявцеву записку тов. Колбукова с просьбой о выдаче денег на проезд в Москву на Съезд Советов.

Сайланкин Яла – бригадир колхоза «14 лет Октября». Родился в 1907 году, в мае 1942-го призван на фронт. Пропал без вести под Ленинградом в октябре 1942 года.

4 января Кудрявцев никаких мер не принял и даже не сказал зав. аймФО Перчику о необходимости выдачи нарочному денег. В этот же день, 4 января, гр-нин Сайланкин обратился лично к зав. аймФО Перчик с просьбой выдать деньги. Перчик отказался выдать деньги тов. Колбукову, нагло, по-бюрократически заявил Сайланкину о том, что пусть Тюнгурский сельсовет мобилизует средства и сам выдаст деньги из своего бюджета. Между тем бюджетом сельсовета такие расходы не предусмотрены. Весь день 4 января нарочный Сайланкин проходил по аймачным учреждениям Усть-Коксы, не добившись никаких результатов…Кудрявцев только 5 января дал распоряжение Перчик выписать 200 рублей…

Леонид Перчик родился в 1901 году в Таллине. В 1917 году с родителями переехал в село Сугул Чойского района. Работал на разных должностях в Чойском районе, в т. ч. председателем Ыныргинского сельсовета, заведующим Усть-Коксинским аймачным отделом финансов, оргинструктором Ойротского обллесхимсоюза, заведующим хозяйством Ойротской больницы. В 1943—1945 годах служил в рядах Красной Армии. С октября 1945 года по декабрь 1949 года работал помощником директора по хозяйственной части Горно-Алтайского педучилища, в 1950 году принят помощником директора по хозяйственной части пединститута. В 1960 ушел на пенсию.

Перчик это распоряжение своевременно не выполнил, а Кудрявцев начал проверять исполнение своего распоряжения по истечении трех часов, когда нарочный уже уехал. Перчик, получив распоряжение, формально, по чиновничьи, бюрократически решил – «раз нарочный уехал, то деньги некому выдавать», а сам ничего не сделал для доставки средств в Тюнгур тов. Колбукову. В 2 часа дня 5 января деньги были получены в банке и имелась полная возможность доставить их с нарочным. Но Кудрявцев и Перчик нарочного с деньгами не послали, а поручили передать деньги с попутчиком, который выехал лишь 6 января утром.

Тов. Колбуков, не дождавшись денег из аймакисполкома, выехал на колхозной лошади по тракту на базу Иня, где ему было отказано диспетчером ЧВТ в посадке на автомашину и он был вынужден вернуться домой. На обратном пути, как известно, было совершено нападение на тов. Колбукова кулаком Бочкаревым.

Кудрявцев и Перчик проявили антипартийное, антисоветское отношение к знатному человеку нашей родины Илюбею Шикаковичу Колбукову..., что объективно послужило условием для совершения террористического акта кулаком Бочкаревым.

Дело Кудрявцева и Перчик должно послужить предметным уроком для всех органов советской власти в области. Сталинское внимание к человеку должно быть обеспечено со всей полнотой в наших советских учреждениях. Бюрократизм процветает там, где ослаблена большевистская бдительность, что имело место в Усть-Коксе.

«Красная Ойротия», №15, 28 января

Судебный процесс

26 января в 7 часов вечера выездная сессия военного трибунала СибВО под председательством т. Баумановского, членов тт. Клещенко и Корчагина с участием военного прокурора т. Нелидова и защитника т. Волевич при секретаре т. Беленьком начала слушанием дело Бочкарева…

Дело начинается с выяснения личности подсудимого.

В первых же вопросах председателя и прокурора по выяснению истинного лица кулака Бочкарева обвиняемый занимает тактику запирательства, ложных уверток, измышлений. Бочкарев пытается утверждать, что его отец и сам он хотя и имели мельницу в течение 12 лет, но хлеб мололи бесплатно и только, якобы, при советской власти стали брать 4 фунта с пуда и что включительно до 1929 года он держал не батраков, а сезонных работников.

Когда прокурор зачитывает показания бывшего батрака Кыпчакова, которому Бочкарев за два года работы уплатил 4 пуда ячменя и кусок мяса дохлой лошади, Бочкарев пытается доказать, что такого факта не помнит.

Перекрестными вопросами председатель суда и прокурор срывают маску с этого замаскированного злейшего врага советской власти и колхозного строя.

Председательствующий на процессе бригвоенюрист Федор Яковлевич Баумановский сам стал жертвой репрессий. Впрочем, после ареста в 1938 году ему удалось выйти на свободу, и он рассказывал, в частности: «Евсеев бросил меня в жуткую камеру №47, где не было стекла, была грязь, масса клопов, крыс. Там я находился до середины сентября, в жутком холоде. Когда меня после одного из допросов пустили на 2-3 часа в камеру, я тут же свалился и крепко заснул, крысы обгрызли мне палец правой руки, укусили за нос».

В показаниях трибуналу Бочкарев пытается себя выдать за преданного человека советской власти, даже якобы в 1921-25 году состоял в партии, был партизаном. Перекрестным вопросом председатель трибунала и прокурор выясняют, что Бочкарев в партии никогда не состоял и партизаном никогда не был. На вопрос председателя трибунала тов. Баумановского кто ему выдал партийный билет и что там говорилось – Бочкарев бесстыдно врет. «Такой документ мне выдавал волпродком, в документе было указано, сколько я имею членов семьи, лошадей». Когда председатель поясняет, что волпродком означает волостной продовольственный комитет и к выдаче партийных документов никакого отношения не имеет, Бочкарев вынужден признать, что возможно он в партии не состоял… Прокурор зачитывает показание свидетеля Явцева, в котором говорится, что Бочкарев никогда в партизанском отряде не был, справку же об участии в партизанском движении получил от некого Краскова, который несколько лет назад в пьяном виде выдал ее Бочкареву.

Таким образом суд устанавливает, что Бочкарев хитрый, обнаглевший классовый враг, готовый пойти на любое преступление.

Председатель суда зачитывает обвинительное заключение. На его вопрос признает ли Бочкарев себя виновным в покушении на убийство т. Колбукова – Бочкарев увиливает от прямого ответа, но вынужден признать, что побой Колбукову наносил и что намеревался ударить острием топора по голову Колбукова, но топор был выхвачен подоспевшим колхозником Еромлаевым…

27 января военный трибунал допрашивал свидетелей по делу. Все допрошенные свидетели дали трибуналу полный фактический материал, изобличающий кулака-бандита Бочкарева как матерого и озверелого врага советской власти.

Виктор Самойлов. Пасека в горах.

По 1929 год включительно Бочкарев держал батраков, маскируя это сезонными рабочими, приемными сыновьями и дочерьми. Он имел огромные посевы, мельницу, пасеку в 30 ульев, 17 коров, 10 рабочих лошадей.

Бывший батрак Кыпчаков рассказал суду о зверском отношении кулака Бочкарева к батракам. Бочкарев неоднократно избивал Кыпчакова…

Выступивший с «яркой речью» на процессе Бочкарева военный прокурор Петр Дмитриевич Нелидов был арестован в 1938 году, осужден 20 августа 1938 года и расстрелян 25 августа на спецобъекте НКВД «Коммунарка» близ Москвы. В тот же день по распоряжению председателя Военной коллегии Верховного суда Василия Ульриха там расстреляли еще 98 военных. Имя Нелидова содержится в списке бывших военных работников, подлежащих суду, утвержденном лично Иосифом Сталиным и Вячеславом Молотовым.

С яркой речью выступил прокурор СибВО тов. Нелидов. Государственный обвинитель разоблачает истинное лицо классового врага Бочкарева. При одобрении присутствующих сотен колхозников прокурор требует применить к Бочкареву высшую меру социальной защиты – расстрел.

После речи защитника объявляется перерыв. Подсудимый от последнего слова отказывается.

В 8 часов вечера председатель трибунала при переполненном зале оглашает приговор, в котором говорится, что Бочкарев осужден к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией всего имущества.

Приговор встречен единодушным одобрением всех присутствующих.

«Красная Ойротия», №16-17, 30 января

Приговор единодушно одобряем

Мы, колхозники сельхозаретели «13 лет Октября» Усть-Коксинского аймака, узнав о приговорен военного трибунала над кулаком Бочкаревым, приговор единодушно одобряем.

Пусть остатки контрреволюционной сволочи, затаившиеся кулаки, буржуазные националисты и всякая другая нечисть знают, что наш пролетарский суд будет также впредь поступать со всеми, кто попытается вредить колхозному строю, нападать на знатных людей нашей родины.

Колхозник Брюханов Александр, Иродов Василий, Рядинский Василий

«Красная Ойротия», №16-17, 30 января

Оголтелые бюрократы осуждены

29-30 января в Усть-Коксе состоялся суд над оголтелыми бюрократами, бывшими пред. АИК’а Кудрявцевым и зав. аймачным финотделом Перчиком, которые издевательски отнеслись к делегату XVII Всероссийского Съезда Советов тов. Колбукову, отказав ему в выдаче денег для поездки на Съезд, не оказали своевременной врачебной помощи тяжело раненому Колбукову. На суде, при допросе обвиняемых и свидетелей, выяснились дополнительные детали, характеризующие Кудрявцева и Перчика как бездушных чиновников, окончательно разложившихся, оторвавшихся от масс…

4 января (в ответ на просьбу выдачи денег)… Перчик в присутствии многих посетителей АФО издевательски заявил по адресу Колбукова: «Пусть сперва план мобилизации средств выполнит, потом едет».

Хардиков Захар Фадеевич родился в 1900 году в Курской губернии. Участник Гражданской войны на Алтае. Работал председателем Катандинского сельсовета, председателем Шебалинского аймакисполкома, с 1936 – в Усть-Коксинском АИК. Арестован в ноябре 1937 году, исключен из партии. В мае 1938 года освобожден, работал директором Абайского маслосырзавода, управляющим Усть-Коксинским сырпромкомбинатом. В марте 1942 года ушел добровольцем на фронт. Участник битвы за Сталинград, награжден Орденом Красной Звезды.

Только на другой день, под нажимом работника райкома партии тов. Шульмана Кудрявцев отдает распоряжение Перчику о выдаче 200 рублей. Но Перчик выполнять это распоряжение не торопится, только вечером поручил зав. АЗО Хардикову вручить деньги тов. Колбукову. Но Хардиков, достойный ученик матерого бюрократа Кудрявцева, только 6 января выехал в Тюнгур. В это время тов. Колбуков, не дождавшись денег, все же выехал на Съезд. Хардиков, узнав, что Колбуков выехал, деньги израсходовал на собственные нужды.

Так смыкается круг мерзких издевательств над знатным человеком Ойротии, закончившийся, как известно, нападением на тов. Колбукова кулака-террориста Бочкарева… На суде выяснилось, что председатель аймакисполкома Кудрявцев не уделял никакого внимания передовому Тюнгурскому сельсовету, в результате совет во время отсутствия тов. Колбукова оказался в числе отстающих.

В решении выездной сессии облсуда Кудрявцев приговорен к лишению свободы на 2 года, Перчик – к принудительным работам на 6 месяцев. После суда решением райкома партии оба матерые бюрократы из партии исключены.

«Красная Ойротия», №19-20, 3 февраля

К сведению читателей

Редакция газеты «Красная Ойротия» извиняется перед читателями за допущенную в части тиража газеты ошибку – искажение слова «процесс». Виновный в искажении слова «процесс» корректор Папуш привлекается к судебной ответственности.

«Красная Ойротия», №19-20, 3 февраля


В декабре 1936 года Илюбей Колбуков был делегатом Чрезвычайного VIII съезда Советов СССР, на котором принимали так называемую «сталинскую конституцию». Вернувшись в родные края, он рассказывал землякам: «Я — счастливый сын возрожденного и счастливого ойротского народа. Я видел родного Сталина, я слышал простой и волнующий его доклад о великих завоеваниях страны социализма, отраженных в Сталинской Конституции. Я видел и слышал боевых соратников великого Сталина, наших дорогих вождей Калинина, Молотова, Ворошилова, Орджоникидзе, Косиора, Андреева, Кагановича, Микояна, Чубаря, Петровского, Постышева, Рудзутак, Жданова, Эйхе, Ежова. Какую незабываемую радость я пережил в эти исторические дни! Все мы, делегаты, как только увидели родного Сталина, поднялись со своих мест и такое волнение наступило, что рассказать трудно».

Анастасия Качканакова

После принятия новой Конституции СССР входящие в состав страны республики должны были принять свои конституции и объявить выборы в представительные органы власти. Именно для этого и созывался семнадцатый всероссийский съезд, на который делегат Колбуков не попал. Ойротию на нем представляла Анастасия Качканакова из села Сайдыс. Всего на съезде присутствовали 2016 делегатов, представлявших 43 национальности. «Необходимость принятия новой Конституции РСФСР вытекает из экономических и социальных изменений, которые произошли в жизни всего Советского Союза. Суть этих изменений состояла в полной победе социализма в стране, в ликвидации эксплуататорских классов, установлении морально-политического единства советского общества», — говорилось в материалах съезда.

… 1937-й год вступал в свои права. На фоне «полной победы социализма» один за другим были арестованы и казнены два редактора «Красной Ойротии», которую мы цитируем, и редактор газеты «Kьzьl Ojrot» (да-да, тогда на алтайском писали еще латиницей). Своих постов и жизней лишились руководители облисполкома и обкома ВКП(б), прокуроры и начальники учреждений. В октябре был казнен художник Григорий Чорос-Гуркин. Репрессиям подверглись сотни, если не тысячи, простых жителей Горного Алтая, которые искренне верили и в окончательную победу социализма, и в неизбежное наступление коммунизма, и в товарища Сталина. О том, в какой атмосфере жили наши предки, вы узнаете из следующих обзоров.

Выражаем благодарность Национальной библиотеке им. М. Чевалкова, сотрудники которой провели большую работу по оцифровке периодики, выходившей в Горном Алтае в XX веке.

15 комментарии

  1. Ничего не изменилось.

    Также молодые кадры отодвигают,

    та же бюрократия, так же нет средств.

    так же нужна «последняя капля», чтобы закрутилось колесо правосудия.

  2. Всё таки в Горно-Алтайске отравили воздух той ракеты и решили утаить заражение воздуха, у меня соседи были здоровые после этого у них высокий сахар в крови,у меня какой месяц ломят кости не знаю что делать

  3. Некоторые фамилии и имена не только знакомы, но и относятся к родственникам. Январь 1937 г. начался с дела кулака Андрона Бочкарева, который совершил реальное преступление. Полагаю, что таких врагов существующего государственного строя (советской власти) был не один. Что дало повод для объявления усиления классовой борьбы и разворачивания маховика массовых репрессий. Вместе с такими преступниками, были осуждены тысячи невинных людей. Дед жены, из того самого места где происходили выше описанные события, был расстрелян. Мой прадед, объездчик лесхоза и его зять, муж старшей дочери были расстреляны в Чемальском районе. Мой дед, плотник из той же деревни, где жил Чорос-Гуркин, на следующий год был осужден на 10 лет по статье за агитацию против власти. Все они были реабилитированы после смерти Сталина. В такой атмосфере жили наши предки. А через несколько лет дети и братья расстрелянных и осужденных на каторгу — пошли на фронт, проливать кровь и отдавать жизни за Родину.

    • А всяких НКВДшников из тех времен, которые сами потом были замучены и расстреляны — нисколько не жаль. Туда им и дорога. Они получали награды и премии за мучения оболганных их системой людей. Сейчас эта система нисколько не изменилась. Так же в погоне за палками по приказу начальства, служители «судильно-сажательных» структур готовы на преступления против простых людей. Лишь бы отрапортовать.

  4. и сейчас ОНИ существуют — также «организовывают» дела и т.д. Ничего не изменилось......система, созданная на основе «римского права», бессмертна

  5. если отбросить мрачную историческую атмосферу, настроение подавления крестьянства, условия сталинизма, через которые прошел наш народ,

    то по современному законодательству,

    Бочкаревым было совершено уголовное преступление в отношении лица находящегося при исполнении. А именно, Нанесение тяжких телесных повреждений, умысел просматривается на лишение жизни, то есть убийство, умысел был прямой и вынашивался, так как Бочкарев до этого угрожал убийством, преступление не было доведено до конца по независящим от преступника обстоятельствам. Из за вмешательства третьих лиц, которые не позволили ему зарубить чиновника. Попутно еще нанес побои жене какого то красноармейца. Пострадавший насколько я понял находился в месте совершения преступления не по своей личной воле, а по долгу службы и исполнял свои должностные обязанности, и не провоцировал преступления аморальными действиями или цинизмом (что могло бы предполагать на смягчение наказания, по совр закону)

    Приписали конечно Бочкареву классовые мотивы и тд, терроризм, политику. Но тут уголовка, преступление тяжелое, так как было направлено на лишение жизни, с использованием орудия. У меня лично никакого сочувствия такая личность не вызывает.

    Статья интересна, и комментарии про судьбы участников очень хорошо вставлены, дают картину

    • Вы полагаете, что на суде того времени вскрыли все обстоятельства, не односторонне подошли, а в газете такого вот уклона правильно изложили информацию о событии?

      В большинстве своём такие как Колбуков изощрённо издевались над людьми, особенно, над теми, кто ранее был успешным и более обеспеченным. Это же были голодранцы-отморозки, не знающие настоящего труда.

      Упомянутый в публикации Семён Явцев, который свидетельствовал против Колбукова и опровергал его пребывание в партизанском отряде.

      По рассказам моей бабушки Семён Явцев изощрённо издевался над ней, больной и беззащитной, будучи начальником в Нижнем Уймоне. Не давал работы или направлял на невыносимую по трудности работу и прочее.

      Только потому, что она была сестрой «бандита», бандитство которого заключалось в том, что он увёл в горы своё хозяйство от коллективизации. Брата ЧОНовы стали гонять по горам и вынудили к бегству в Китай.

      Кстати, брат бабушки как раз знал, кто был в партизанах.

      И когда он в 1957 году появился на родине, его допросили в КГБ по многим обстоятельствам. И оказалось, что Семён Явцев, якобы партизан (сидел на всех торжественных заседаниях в президиумах с красным бантом на груди), не был партизаном. И вскоре исчез из родных мест, разоблачённый.

      Так вот, каков уровень правдивости показаний Семёна Явцева по тому, был ли Бочкарёв партизаном?!

      Ну, а Кобуков, вероятнее всего, в купе с красногвардейцем, издевался над семьёй Бочкарёва и довёл главу семьи до такого состояния ненависти, что он кидался на Колбукова с ножом и топором.

      Не было там политической подоплёки.

      Как и в том, что крестьяне Уймонской долины раздолбали отряд Петра Сухова около Тюнгура. На памятнике Сухову написано, что он погиб от рук белогвардейцев.

      Какие там белогвардейцы!

      Из воспоминаний реальных людей, очевидцев, которые я лично слышал. Зашел отряд Сухова в долину и начал бесчинствовать.

      Врываются в дом и кроме всего прочего вытаскивают сначала сундук. В сундуках, среди сарафанов, в уголочке, как правило хранили заначки из золотых и серебряных монет.

      Так вот сарафаны летят по избе, а заначка — в карман бравого «красноармейца — суховца».

      Насилуют приглянувшихся женщин, девок. Мужик к сопротивлению — ему пулю в лоб.

      Забирают лошадей и всё другое ценное, что можно было увезти с собой на коне.

      Вот и не стерпели местные мужики. Организовались, собрались мужики — крестьяне с оружием (а оружие всегда в горах было, особенно после германской войны), да и раздолбали отряд этих бандитов в подходящем для этого месте.

      А Сухову — Памятник. Кстати, на перезахоронение и открытие памятника в начале 60-х приезжала старушка — жена Петра Сухова. Так вот моя Тётя лично слышала её рассказ, каков был Сухов. Отъявленный бандит, всю рабочую слободу в Снкт-Петербурге держал в страхе. А когда революция началась — этот бандит как рыба в воде, среди красных, даже во главе отряда себе подобных.

      Так что, не верьте тому, что писали в те времена. Ложь.

  6. Как все знакомо до боли, как будто это 20016 или 2017 год.."Сайланкин обратился лично к зав. аймФО Перчик с просьбой выдать деньги. Перчик отказался выдать деньги тов. Колбукову, нагло, по-бюрократически заявил Сайланкину о том, что пусть Тюнгурский сельсовет мобилизует средства и сам выдаст деньги из своего бюджета. Между тем бюджетом сельсовета такие расходы не предусмотрены"

    • Все что было доброго в стране Советов — уничтожили, самое плохое — взяли с собой в «Новую Россию»

  7. С.И.Зубакин потихоньку пишет свои «письма из далека». Всё надеется, что его не забудут в Республике Алтай. Но хорошего о нём ничего всё равно даже вспоминать. Взлетел на популизме: все вокруг воры, всех посажу! И «голодранцы-отморозки, не знающие настоящего труда» за него проголосовали сначала в Госдуму, а потом и на Главу. Просидел-проспал 4 года в кабинете, с народом встречаться боялся. Ну и пролетел как фанера... И про Сухова у него сплошное враньё. За отрядом гонятся, наступают на пятки, отставших и раненых расстреливают, а они грабят и насилуют? Брехня. Как был Семён балабол, так и остался!

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Укажите ваше имя (ник)