Российский фонд помощи собирает средства на лечение Русланы Малчановой из Кызыл-Таша

25 сентября 2015 года, 11:54
3 311
16

Известная благотворительная организация «Российский фонд помощи» объявила сбор средств на лечение четырехлетней Русланы Малчановой из Кош-Агачского района Республики Алтай, у которой врачи диагностировали врожденный прогрессирующий грудопоясничный сколиоз. Для проведения специальной операции в новосибирской клинике НИИТО необходимо заплатить 1,77 млн рублей. Благотворитель, пожелавший остаться неизвестным, уже перечислил 1,17 млн рублей, 42 тысячи пообещали перечислить ГТРК «Горный Алтай». Таким образом, осталось собрать 558 тыс. рублей.

«У Русланы врожденный прогрессирующий грудопоясничный сколиоз. В два года мы прооперировали девочку — исправили деформацию позвоночника с помощью металлоконструкции LEGACY. Девочка развивалась по возрасту, стала активной физически. Весной очередное обследование показало, что позвоночник Русланы вновь начал искривляться, — рассказывает заведующий детским отделением клиники НИИТО Михаил Михайловский. — Руслана быстро устает, не может подолгу сидеть и ходить. Девочке поможет новая операция. На этот раз мы установим на позвоночник раздвижную металлоконструкцию VEPTR, которая позволит поддерживать позвоночник Русланы в приемлемом положении до окончания формирования скелета в подростковом возрасте. Затем можно будет установить постоянную конструкцию. Если Руслану не лечить, она превратится в тяжелого инвалида».
О том, что у Русланы искривление позвоночника ее мама узнала еще на пятом месяце беременности. Врачи из Горно-Алтайска сделали ультразвуковое исследование и объявили... Впрочем, тогда еще только предположили. Диагноз объявили, когда Руслана родилась. И даже не один, а два диагноза — сколиоз и врожденная левосторонняя косолапость. Мама вздохнула... с облегчением. Не удивляйтесь: ей ведь вообще прочили «ребенка-овоща», советовали сделать аборт, пишет «Коммерсантъ».
— Одни говорят, аборт. Другие говорят, поздно. Что ж, поздно так поздно. Носила дочку и тревожилась: какая она будет? А она вот какая, — улыбается Катя.
Дочка тем временем то болтает, то поет песню. И все это на незнакомом языке.
— Это вам он незнакомый, — смеется Катя. — А у нас на нем вся деревня говорит. Это же наш, алтайский язык! Деревня у нас называется Кызыл-Таш.
Катя может показаться какой-то легкомысленной мамой. Все смеется да улыбается. Но это не легкомыслие, а защита от тяжестей жизни. Катино счастье, что есть такая защита: чувство юмора и оптимизм. Потому что тяжесть такая, что вместе с Русланиным позвоночником еще и Катина жизнь гнется. Разве легко это — видеть у дочки самый настоящий горб и искривленную, да еще и укороченную (из-за деформации позвоночника) ножку! Впору рыдать.
Впрочем, уважают девочку и за сообразительность, и за добрый характер, и за выносливость. Она перенесла уже многое. Прежде всего врачи занялись косолапостью. Когда Руслане был год, стали лечить методом Зацепина. Хотя в то время уже было известно о методе Понсети, который уже многие годы во всем мире считается золотым стандартом исправления косолапости. Мучений было много: операция, гипс на три месяца. Результат — ноль, выпрямленная нога вернулась в прежнее положение. Позже взялись за позвоночник — поначалу массажами и лечебной физкультурой, а потом уж направили в новосибирский НИИТО на операцию. Руслане поставили металлическую конструкцию, которая не только препятствовала дальнейшему искривлению, но даже помогла девочке распрямиться. Результат был удивительным: малоподвижный и нелюдимый зверек вдруг обернулся активным и общительным ребенком.
Два раза в год ездили в Новосибирск на консультации. До поры все было хорошо, врачи радовались вместе с Катей и мамой. Хотя они-то понимали: девочка растет, проблемы неизбежно вернутся. Так и вышло. Конструкция, сделав свое дело, перестала удерживать позвоночник, его деформация опять стала бросаться в глаза, Руслана не может подолгу двигаться: больно.
Но еще не поздно: в арсенале новосибирских докторов есть замечательная швейцарская титановая конструкция VEPTR. Вторая буква в этой аббревиатуре — от английского слова expandable, что переводится как расширяемая, раздвижная. Раздвигать VEPTR предстоит несколько раз, пока Руслана не вырастет, и это будет каждый раз новая операция. Но это потом. Пока конструкцию нужно поставить. А там уж, как только девочке станет легче, можно подумать и об исправлении левой ноги.
Планируемая операция на позвоночнике не может быть оплачена государством. А Катя не работает, ее и Русланины пенсии-пособия в сумме составляют 25 тыс. рублей.
— Жить можно,— опять улыбается Катя.— А вот лечиться...
И улыбка сходит с Катиного лица. А Руслана все поет незнакомую песню…
Дорогие друзья! Если вы решили спасти Руслану Малчанову, пусть вас не смущает цена спасения, пишет «Комменрсантъ». Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Русланы — Екатерины Олеговны Малчановой. Все необходимые реквизиты есть в фонде (ссылка на сайт http://rusfond.ru/actions/473).

16 комментарии

  1. Благотворитель, пожелавший остаться неизвестным, уже перечислил 1,17 млн рублей

    ===

    Боже, спасибо, что есть такие люди на этой земле. Спасибо этому неизвестному человеку, кланяюсь вам низко.

  2. Этот чел, перечисливший ей миллион, явно не из олигархов. Детям помогать, да и не только детям — по сути — обязанность государства. Где оно? Вот Облогин что не перечислит? А он не перечислит. И из бюджета не выделят. Просить людей помочь, а государству как бы насрать на это, радость наша жизнь.

  3. Алтынай, все необходимые реквизиты есть в фонде (ссылка на сайт rusfond.ru/actions/473).

    Внизу страницы, которая откроется по ссылке, под статьей, перечислены все возможные варианты перечисления — и карта, и телефон, и платежные системы, и пр. Кроме того, для уточнения возникающих вопросов можно позвонить по бесплатному телефону 8-800-250-75-25.

  4. НИИТО г. Новосибирска работает по ФЕДЕРАЛЬНЫМ КВОТАМ для оказания ВТМП. Первую операцию делали по фед. квоте, почему следующую нельзя так же? Пусть обращаются в Минздрав РА, в Минздрав РФ.

    Почему государство не может оплатить? Куда обращались? Чем мотивировали отказ оплатить операцию?

  5. Лейла а вы позвоните, где-то выше ведь телефон давали (он и на сайте Фонда есть). По запросу дают номер ее счета, это обычная практика РусФонда — они не выкладывают в открытый доступ, собирают через себя (и правильно делают). Но по запросу дадут и личный счет.

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Укажите ваше имя (ник)