Активисты Народного фронта в Республике Алтай обследовали заброшенные объекты, расположенные в Горно-Алтайске и Майме. Каждое из полуразрушенных ветхих зданий находится в свободном доступе и потенциально опасно для людей, в том числе детей и подростков. Несколько объектов соседствуют с учреждениями образования и жилыми домами.

По итогам мониторинга в администрации Майминского района и Горно-Алтайска направлено обращение с просьбой принять меры по установлению собственников, ограничению доступа и сносу опасных объектов.

Сформировать перечень потенциально опасных заброшенных зданий общественникам помогли неравнодушные местные жители. Опираясь на их информацию, общественники побывали на четырех объектах в селе Майма. Визуальный осмотр показал, что доступ на территорию двух из них отсутствует.

«Посещение улицы 50 лет Победы вызвало у нас недоумение. Здесь мы неоднократно бывали в 2020 году совместно с представителями администрации района и руководством Майминского сельскохозяйственного техникума. Мы вздохнули с облегчением во время последнего приезда. На наших глазах велись работы по огораживанию аварийного здания бывшего общежития. На территорию был завезен строительный материал и установлены столбы. Сейчас нет и намека на то, что мы видели. Изгородь отсутствует. Двери здания нараспашку, пол усеян осколками стекла и прочим хламом. В одной из комнат мы обнаружили ночлежку граждан, ведущих асоциальный образ жизни», – отметила руководитель регионального исполкома Народного фронта Ольга Матросова.

Еще один объект в жилом микрорайоне Маймы также напоминает дом-призрак с черными глазницами выбитых окон. Жильцы близлежащих домов закидывают в окна бытовой мусор. Бывшее медучреждение превратилось в декорации для фильма ужасов. На территории с раскрытыми воротами и оторванной сеткой находится темное захламленное подземное помещение.

В Горно-Алтайске в районе дома на улице П. Сухова, 10, находятся сразу два объекта. Вдоль одного из них пролегает тротуар. И это далеко не зона безопасности пешеходов, а зона повышенного риска, исходящего от полусгоревшего здания бывшего кафе. По сообщениям граждан, летом на верхних этажах играют дети. Во дворе соседних двух жилых многоквартирных домов расположен другой полуразрушенный объект. Его сгнивший деревянный потолок местами провис, а где-то вовсе провалился. Под тяжестью снега в любую минуту может рухнуть вся кровля. Похоже, это обстоятельство никого не пугает. Судя по натоптанным людьми дорожкам, развалина не пустует.

В самом центре города находится другой заброшенный объект. Общественники обнаружили его в марте 2019 года в ходе совместного с МЧС рейда. Ветхое здание с прогнившими деревянными конструкциями представляло опасность для окружающих. Тогда региональное отделение Народного фронта призвало городские власти принять меры по установлению собственника аварийного строения для ликвидации мусора на территории и ограничению доступа к нему. Однако соответствующие меры не были приняты. Как результат, в том же году в здании, которое облюбовали маргинальные слои населения, случился пожар. После очередного мониторинга общественники направили повторное обращение в администрацию Горно-Алтайска, но уже с просьбой принять меры по установлению собственника и сносу сгоревшего деревянного здания. А воз, как выяснилось, и ныне там. В настоящее время останки одной из стен сгоревшего строения обрушились. Как и прежде, на его территорию можно попасть беспрепятственно.

«Очередной мониторинг показал, что количество опасных для жизни и здоровья граждан объектов не становится меньше. Они не просто портят облик населенных пунктов, но и представляют реальную угрозу для людей. Благо, что пока нет пострадавших, но это дело времени. Мы не ставим перед собой цель критиковать за бездействие власти, напротив, мы помогаем выявить опасные здания, предотвратить несчастные случаи и с пользой использовать земельные участки. Положительный опыт сотрудничества с муниципальными, региональными властями у нас есть. В 2020 году благодаря совместным усилиям было снесено аварийное здание общежития Горно-Алтайского государственного политехнического колледжа. Адреса с новыми опасными объектами продолжают к нам поступать, поэтому сегодняшний наш выезд – не последний», – прокомментировала член регионального штаба Народного фронта Елена Басаргина.

6 комментариев

  1. Кандидат о стратегии развития поселения

    Ильхамия Абдулхаковна Набиулина, кандидат на пост главы поселения, женщиной слыла весьма неглупой и имеющей за плечами солидный стаж административной работы. По сути принятого ею решения — по поводу статуса кандидата, порой бывает трудно понять человека, который вроде имеет всё, но стремится к чему-то большему, повышаемому его статус в глазах соседей, родственников, друзей и общества в целом.

    В наше время, чтобы руководить поселением или регионом, нужно пройти по тернистому пути выборов, странно, что из этого списка, с некоторых пор, выпала должность главы муниципального образования — районного или городского. По этой причине, Ильхамия подошла к вопросу своего избрания с полной ответственностью, разработав стратегию развития поселения, которая могла гармонично вписаться в стратегию развития региона с многообещающим названием «Сильный Алтай».

    Поселение, которым собиралась руководить Набиулина, состояло из трёх сёл, как гроздь из альвеол на бронхах, висевших на ветке пятидесяти пяти километрового отрезка дороги, если за точку отсчёта взять райцентр. Все три села были тупиковыми, с населением примерно 200 человек в каждом, поэтому шансы на государственное финансирование в строительство дорог и транспортной инфраструктуры были призрачными, что вызывало стойкое уныние местного населения; а с учётом того, что в одном из сёл школу уже закрыли, оставив начальную, — страх перед будущим от грядущей перспективы закрытия школ в остальных двух сёлах преследовал людей постоянно. Рынок, блин! Никто не будет вкладывать миллиарды в благополучие шестисот человек.

    При том, что малокомплектные школы содержать крайне затратно, возить школьников в райцентр, тоже не представляется возможным по многим причинам, одна из которых — отсутствие дороги отвечающей требованиям предъявляющимся для перевозки школьников. Вторая причина — и без того крайняя перегруженность школы райцентра учащимися. Третья причина — там нет интерната.

    Чтобы реализовать конституционные права граждан Российской Федерации на получение среднего образования, необходимо принимать радикальные меры, потому что содержать три коллектива школьных учителей; три неказистых, тем не менее здания школ, вкладывая каждый год в ремонт, чтобы хоть немного приблизить их к стремительно меняющимся требованиям СанПиНов; три кочегарки с обслуживающим персоналом. Ложится неподъёмным финансовым бременем на бюджет не только района, но и региона в целом.

    Осознав это и тщательно проанализировав ситуацию, кандидат на должность главы поселения Ильхамия Набиулина утвердилась в мысли — школу надо строить, и не ещё одну в райцентре, а единственную в поселении… Если построить в райцентре, то вымирание сёл поселения неизбежно, несмотря на их рекреационную привлекательность.

    Рассуждение о развитии школьной инфраструктуры во всех трёх сёлах поселения, походило бы на «бред сивой кобылы», Ильхамия загадочно ухмыльнулась применив это крылатое выражение к сложившейся ситуации и её роли в ней. Но возможность построить одну школу на три села выглядела реалистичной, мало того, это было бы единственно правильным решением.

    Оптимизма в сознание кандидата добавляло обстоятельство, которое в корне изменило жизнь региона — избрание нового Главы. Глава пришёл не с пустыми руками, а с собственной программой «Сильный Алтай». В этом стратегическом направлении одну из ключевых позиций занимала программа «Безопасные качественные дороги» и, как её составляющая — проект «Региональная и местная дорожная сеть».

    Уже сколько изменений произошло в регионе, качественно улучшающих жизнь коренного населения, с приходом Олега Хорохордина — не счесть. В самых глухих деревнях появляется сотовая связь, на улицах микроскопически малых сёл проводится освещение. Такие события не комментируются в региональных СМИ, по причине лености и туповатости представителей четвёртой власти; но какой восторг испытывает население, получившее возможность, после бесконечных обещаний прежнего руководства, свободно общаться со всем миром и не переживать за детей, которые в школу идут по освещённым улицам, благодаря программе «Сильный Алтай».

    Ильхамия Абдулхаковна хорошо понимала, что без дорожных проектов, проект новой школы не возможен по техническим причинам. Чтобы возить школьников между сёлами, нужны дороги отвечающие нормам безопасности подобных перевозок, а их никогда не было и нет. Население поселения вынуждено мириться с огромными рисками в виде опасностей подстерегающих детей на каждом повороте направления в сторону райцентра, едущих за знаниями в школьном автобусе.

    Ввиду малочисленности населения в поселении, государство просто вынуждено откладывать решение подобных задач на неопределённую перспективу, постепенно поднимаясь из руин оставленных после разграбления её Западом в девяностых годах. Но уповая на программу «Сильный Алтай», в умах населения появился свет надежды — как восход солнца, после продолжительной кромешной темноты ночи, а в сердцах зазвучали нотки звенящей радости, будто первый утренний птах подал свой голос встречая рассвет.

    Суть оптимизма Ильхамии заключалась в том, что местность, где она решилась применять свои знания и талант руководителя, имела стабильную привлекательность в рекреационном плане. Единственное, что останавливает рост населения — полное отсутствие дорог. Нет дорог, нет желающих развивать свой бизнес в местечке, что тянет за собой шлейф проблем, одной из которых является — отсутствие налогооблагаемой базы, способной содержать инфраструктуру поселения.

    Люди не имеют возможности добывать дополнительный, к крестьянскому, который носит сезонный характер, доход, поэтому молодёжь бежит из села сломя голову, перспектива закрытия школ, предаёт этому явлению дополнительное ускорение.

    Ильхамия Набиулина понимала — как исправить ситуацию, — нужно войти в программу национального проекта «Сильный Алтай», где как самостоятельные выделены проекты «Безопасные качественные дороги» и «Региональная и местная дорожная сеть». А этот труд, требует специальных знаний и интеллектуальных усилий, кои могут отыскаться не в каждой голове желающих по-рулить, хотя и скудным, но бюджетом, имея при этом достойную зарплату и возможность пристроить к кормушке своих родственников.

    Ильхамия на минуту задумалась, по лицу её промелькнула тень сардонической улыбки, больше похожей на презрительный оскал. До неё, главами поселения были два Вовы, оба дебилы с признаками параноидального бреда. Один бредил детским садом — это в населённом пункте в 200 человек, в котором женщины дома трудоустроены, и детей детсадовского возраста не более пяти голов в селе наберётся. Этот бред пришёл в его голову по той причине, что сноху свою он трудоустроил в сельсовет, а у неё на руках маленький ребёнок. И этот полудурок, на полном серьёзе, ходатайствовал об открытии в селе детского сада.

    Другой Вова — вообще бабуин. Собственной мысли у него никогда не было и, в ближайшей перспективе, не предвидится. На одном из региональных форумах, он таки осилил короткий текст, где по программе «Сильный Алтай» запланировано строительство спортзалов в сёлах и школах, где их нет. В силу своего скудоумия, он неправильно истолковал прочитанное, поняв текст так, что таким правом могут воспользоваться все населённые пункты с населением в десяток дворовых собак и парой семей их содержащих, и, чтобы подчеркнуть свой важный статус, объявил о своих намерениях — построить спортзал, публично.

    Уровень быковатости второго Вовы осложнялся тем, что, хотя и с трудом, он умел читать, писать и считать до ста, большего ему не требовалось количество голов КРС, МРС и лошадей в его подворье никогда не выходило за пределы этого числа, экономически он не был образован вовсе. Фантазии на этой почве доводили его до того, что он начинал требовать автомобильную заправку на промежутке между поселением и райцентром. В селе не все дураки — смеялись долго.

    Людей со столь ограниченным сознанием всегда было много, но была возможность скрывать свою неполноценность от окружающих, просто не высказывая мыслей на публике. Сегодня интернет открыл перспективу блеснуть идиотизмом анонимно, и это явление расцвело пышным цветом палитры олигофренического симптомокомплекса.

    Недавний тому пример: Общественный транспорт региональной столицы встал по причине поломки оборудования на газовой заправке, автобусы в качестве топлива используют газ — дешевле и экологичнее. Известие попало в топ новостей, и началось. Народ-то у нас смышлёный, и каждый своим долгом считает высказать собственное оригинальное мнение по этому поводу.

    На этом фоне особенно выделялся семидесяти четырёх летний дед Александр. Он предложил ни много не мало — построить ещё одну газозаправочную станцию, чтобы исключить возникновение подобных ситуаций повторно. Экономическая сторона вопроса его никак не волновала — для кого вторую станцию-то строить? Был бы экономический интерес, давно на всех заправках заправляли газом.

    Федеральному и региональному бюджетам, задачу по строительству школы и меж поселковых дорог не осилить, потому что население в 600 человек, это не тот масштаб, с которым может работать государственная программа, и Ильхамия Абдулхаковна это хорошо понимала. Её давно терзала мысль объединения проекта «Сильного Алтая» с частными инвестициями, тогда должно всё получиться.

    Но как привлечь инвестора? Задача была бы невыполнимой, если бы не географическое положение и экологическое состояние местности, в которой расположено поселение. Если инвестор изъявит желание иметь хороший и долгосрочный гешефт от своих финансовых вложений в дорогу, то местности перспективней просто не найти, при том, что в стране семимильными шагами развивается автомобильный туризм.

    Инвестор, войдя в проект «Безопасные качественные дороги», получит возможность взимать плату с проезжающих без пропусков по магистрали. Естественно, местное население, на правах объекта, для которого принимает долевое участие проект «Региональная и местная дорожная сеть» будет освобождён от уплаты за проезд, в местах, где нет возможности проложить магистраль параллельно уже имеющейся.

    Мало того, можно дать возможность инвестору прокладывать дорогу по местам, где её никогда не было с выходом на Чуйский тракт в селе Иня или на Нижнюю Талду и Каракол. Проезжая по новым дорогам, путешественники получат массу впечатлений от открывающихся видов и целебного воздуха сформированный дыханием скал и сдобренный ароматами целебных горных трав.

    В качестве преференций, инвестору можно предложить земельные участки по краям дороги для обустройства инфраструктуры — заправки, постоялые дворы с закусочными, где получит работу местное население.

    С развитием туристической отрасли, отток населения сойдёт на нет. Волна оптимизма вдруг захлестнула Набиулину. Кандидат высказала предположение о росте населения за счёт приезжих из других регионов страны, увидевших перспективность местечка. Тогда вопрос о необходимости строительства школы отпадёт, встанет вопрос о инвестициях в строительство средней школы, Ильхамия Абдулхаковна на секунду задумалась, прикидывая что-то в уме, и уверенно уверенно остановилась на числе в 200 учеников.

    Единственное обстоятельство омрачало мысли кандидата Набиулиной, это агрессивные действия гомосексуалистов, коммунистов и коллаборационистов, ведущих непримиримую борьбу против улучшения качества жизни населения. Их цели, в противодействии прогрессу, понятны всякому здравомыслящему гражданину — не дать подняться стране из хаоса, пользуясь которым эти недоноски добывают себе пропитание спекулируя на бытовых трудностях.

    Ильхамию Абдулхаковну выводило из себя то обстоятельство, что много у нас в регионе заблуждающихся, слепо верящих аферистам всех мастей, это могло осложнить её избрание на должность главы поселения.

  2. Народный фронт — это вообще что? Вот пионеры были это понятно. Помогали вскопать, разобрать, построить. А народный фронт, толком может трясти языком, бла, бла, бла. Что болтать то и значимость свою показывать. Собрались бы, да сами разобрали. На что они вообще свою деятельность осуществляют? Финансируютя за счёт бюджета наверное, дормоеды!

    • Этот «фронт» создан для видимости предоставления гражданам хоть какого-то влияния на происходящее в обществе. Задумывался онф как инструмент для осуществления критики и внешнего контроля чиновников, образованный с подачи национального лидера. Чиновники — плохие, Президент и его фронт — хорошие. Но у нас вечное «Хотели, как лучше. Получилось — как всегда!» Мы видим воочию, кто такое президенто. Что им, «фронтовикам», дозволено по факту — это самораскрутка в прессе. ОНФ никогда не критикует самого Путина или Единую Россию. Иначе это бы шло вразрез со всей стратегией фронта. ОНФ не критикует ни президентские приказы, ни проводимые реформы как таковые. По словам Пескова, финансирование ОНФ происходит за счет организаций, входящих в его состав. А это Единая Россия, Молодая гвардия Единой России, федерация профсоюзов, не единожды замеченная в яркой про-властной риторике и имитации деятельности по защите трудящихся, АККОР, в 1990-х сотрудничавшая с основанной Гайдаром партией… Одним словом, нет ничего удивительного в согласованности с властью — ведь иначе ОНФ не на что будет существовать.

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...