Стенограмма пресс-конференции Анатолия Банных. Часть I

15 июля 2010 года, 16:22
1 985
3

14 июля в редакции газеты «Комсомольская правда» в Барнауле прошла пресс-конференция предпринимателя Анатолия Банных, на которой он изложил свою версию событий, произошедших в день катастрофы вертолета МИ 8 на территории Горного Алтая в январе 2009 года. Кроме того, он ответил на вопросы корреспондентов о своем отношении к скандалу о вертолетной охоте, своих планах и т.д. Предлагаем ознакомиться со стенограммой и видеозаписью с пресс-конференции.

Стенограмма взята с сайта «Комсомольской правды», видео — с сайта «Алтапресс». На видео некоторые фрагменты пресс-конференции отсутствуют.
— Уважаемые коллеги, особо долго говорить не буду по поводу, по которому мы собрались. Представлять Анатолия Николаевича особо тоже не нужно. Вы все знаете его в лицо.
Анатолий Банных: Огромное спасибо, что собрались. Непростое время, к сожалению, после этой аварии. Действительно много чего произошло. Ребят, которых сегодня нет, к сожалению, не вернуть. И приходится постоянно возвращаться к этой истории. Поэтому я готов ответить на все вопросы, какие у вас есть сегодня. Времени у нас немного, поэтому давайте мы начнем.
Лариса Васильева, «Алтапресс»: Вопрос по поводу трех дней, которые были на горе Черная. Почему вы не жгли какие-то принадлежности, чтобы поисково-спасательная операция была завершена за более короткое время, потому что Кош-Агач рядом, погранзастава, дым бы увидели? И также насчет тепловизора, из этой же серии.
Анатолий Банных: А что такое тепловизор?
Лариса Васильева: Самолет с тепловизором, который реагирует на костры…
Анатолий Банных: Лариса, вот вы напечатали интересную, очень необычную статью с комментариями пилота. Вы помните эту статью?
Лариса Васильева: Естественно.
Анатолий Банных: Как вообще произошло? Вы интервью брали у этого человека?
Лариса Васильева: Я на этот вопрос не буду отвечать. У меня есть доказательства.
Анатолий Банных: Давайте так сделаем. Владимир Яковлевич здесь находится, который говорит, что интервью это он вам не давал. Я считаю, что это откровенная ложь. Поэтому хотелось бы какие-то ваши комментарии. Вы можете прокомментировать? Все происходящее вокруг этой трагедии, когда придумываются новые вещи, когда обсуждаются те моменты.
Лариса Васильева: Это не новые вещи. Это все было у нас на сайте.
Анатолий Банных: Вы придумали конкретные моменты. Человек вот он. Владимир Яковлевич, вы говорили...?
Владимир Бартули: Интервью я не давал.
Анатолий Банных: Я правильно говорю?
Лариса Васильева: Я поняла.
Анатолий Банных: А вы звонили, говорили, что не советую вам обращаться в суд? Такие слова были с вашей стороны сказаны?
Лариса Васильева: С моей стороны не было. У меня диктофонный разговор есть.
Анатолий Банных: Интересно было бы послушать диктофонный разговор.
Лариса Васильева: Если будет судебное предписание, будем разбираться.
Анатолий Банных: Будет обязательно.
Лариса Васильева: А вы на мой вопрос можете ответить?
Анатолий Банных: Я считаю, то, что сегодня, конечно, делается командой «Алтапресса» в лице Юрия Петровича, другим словом как «подлость» не назвать (имеется в виду Юрий Пургин – генеральный директор ИД «Алтапресс» — НГА).
Лариса Васильева: Юрий Петрович к этому не имеет отношения. Все-таки на вопрос?
Анатолий Банных: На вопрос я вам отвечаю. Во-первых, мы час десять были без сознания. Приземлились где-то мы в районе двух часов. В четыре часа уже темно. Что нам удалось сделать? Нам удалось их вытащить оттуда. Потому что мы боялись, что будет возгорание. И на сегодняшний момент те ребята, которые остались живы, то есть мы всех их пока разобрали, пока собрали те дрова, которые на триста метров были раскиданы.
Лариса Васильева: Получается, вы два дня их собирали? Самолет с тепловизором вылетел 10 января из Новосибирска.
Анатолий Банных: Мы вплотную к вертолету подставили задний люк, положили параллельно две лопасти и сделали типа палатки из брезента. Если бы мы зажигали что-то внутри, мы не могли бы это никак разжечь. Мы разжигали и грелись внутри палатки. Получается такая ситуация, что мы сам вертолет не могли жечь, иначе нам надо было лагерь куда-то переносить. А ребята очень тяжелые.
Инна Ерохина, ГТРК: Анатолий Николаевич, банальный вопрос. Цель сегодняшней пресс-конференции, у вас есть что сказать нам? Зачем прилетели на Алтай?
Анатолий Банных: Вопрос понятен. Я считаю, что федерального розыска никакого не было. На самом деле розыск по категории так называемой 1. То есть это с целью вручения повестки. Мне кажется, что это история во многом политическая, что существует команда, которая сегодня занимается политикой. И аффилированные с нею структуры, которые так или иначе получают какие-то сегодня бюджеты и делают централизованную травлю по всей ситуации, которая есть. Мы никогда не скрывались, все знали, где мы находимся. И Капранов, и я. То есть в любой момент мы появлялись. По этой статье в принципе невозможно задержание. Поэтому эта шумиха, которая была, мы считаем, что это определенный пиар.
Ерохина: Сегодня какие-то будут мероприятия у вас?
Анатолий Банных: Да, сегодня в два часа мы будем встречаться со следователем.
— Могли бы вы объяснить, что за история вокруг интервью «Московскому комсомольцу»? Вы сначала интервью о событии дали, потом начались опровержения.
Анатолий Банных: Так мы не давали интервью «Московскому комсомольцу».
— То есть?
Анатолий Банных: То есть в прямом смысле. Мы не давали никаких интервью «Московскому комсомольцу». И знаете, как интересно получается. За нас дают интервью, потом сами дают опровержение, потом просят меня в связи с тем, что они дали опровержение, не подавать на них в суд. То есть какие-то такие события происходят. В это время мы находимся «в федеральном розыске». Я нахожусь за границей. И это все одновременно происходит. Мы считаем, что это спланированная акция.
— А что за ней стоит?
Анатолий Банных: Я думаю, что практически все присутствующие здесь понимают, кто за этим стоит.
Сергей Тепляков, «Алтайская правда», «Известия»: Назовите фамилии, чего уж так?
Анатолий Банных: Я вам хочу сказать, что мне кажется, что вы в том числе.
Тепляков: А думаю, что нет.
Татьяна: Скажите, насколько вы доверяете следствию?
Анатолий Банных: Сложно сказать. Я думаю, что следствие уже сегодня установило все факты, которые есть. И я думаю, что в этой истории очень мало белых пятен. Кроме того, что была прекрасная погода, и мы неожиданно упали. И был лучший пилот в России. Это само по себе вызывает очень много вопросов.
— Каких именно вопросов?
Анатолий Банных: Пускай разберется следствие. Я имею в виду, что очень необычно, что, когда погода прекрасная, когда на ходу вертолет, новый, у которого 360 часов налета, 300, и лучший пилот ошибается, когда летал на вертолетах, которые практически подлежали списанию.
Светлана Шаповалова, «Амител»: Вы имеете в виду, что это проблемы с вертолетом были или с пилотом в тот момент?
Анатолий Банных: Свет, не могу сказать. Я не знаю. Я только хочу сказать, что все это выглядит очень необычно.
Максим Кошмарчук, РИА «Новости»: В отношении вас выдвинуто обвинение о том, что вы охотились. Признаете ли вы свою вину? Все-таки вы охотились? Кто охотился? И второй вопрос: будете ли вы возвращаться в правительство Республики Алтай?
Анатолий Банных: Ну, наверное, на первый вопрос хочу сказать, что установлено, что я не охотился. Установлено, что не было оружия. Это первое. Второе. Пускай на эти моменты, у нас есть подписка о неразглашении там частично, по деталям, кто все-таки охотился, пускай разбирается следствие. Что касается моей работы, то я навряд ли, не думаю, что будет какая-то ситуация, связанная с деятельностью дальше в администрации.
Сергей Тепляков: Хотелось бы прояснить. В интервью разных, теперь уже непонятно, то ли это вы говорили, то ли вам приписывают, что якобы Косопкин был инициатором этой охоты. Вы все-таки проясните нам ситуацию, кто кого куда позвал? Звали ли или вообще не звал? Или как это все оказалось?
Анатолий Банных: Действительно, Косопкин всех позвал.
— То есть он приехал на Алтай отдыхать?
Анатолий Банных: Нет. Он позвонил, я в это время был в Индии. У меня были на 17-е число обратные билеты. В принципе, сказал: приезжай, поехали, съездим, отдохнем. Косопкин был хорошо знаком с Яшбаевичем, начальником охотуправления, достаточно часто ездил на Алтай. Все участники процесса были знакомы достаточно давно.
Сергей Тепляков: А Бердников настаивает на том, что его там вообще не было. Был он все-таки или нет?
Лариса Васильева: На «Турсибе».
Анатолий Банных: Нет. Никогда. Мы должны были лететь в районе 17-го числа. Косопкин настоял, что полетим раньше. Бердников отмечал юбилей со своей супругой. Нам не давали вылета. И Бердникову я позвонил и сказал, что мы прилетаем. Он говорит: вечером я к вам приеду. Бердников нас даже не видел. Просто не видел. И, конечно, больно, когда люди, которых ты там уважаешь, так или иначе пишут, о том, что такая… по-другому как-то это выглядело. Очень бы не хотелось в связи с огромным резонансом и количеством людей, которые погибли, с болью, которую причинили Наталье Косопкиной, Сергею Ливишину, семья которого осталась, и прочим людям, и придумывать какие-то новые факты, новые истории. С пулеметами, с 28 баранами, еще с остальными какими-то необыкновенными историями, которых просто не было. По факту Бердников нас не видел. Он знал и вечером он должен был быть на ужине. И мы приготовили книгу, которая была для 40 человек – первых лиц страны подписана Бердниковым. Эту книгу он должен был вручить.
— Про Горный Алтай?
Анатолий Банных: Нет, там сборник художественной литературы, в обложке очень хорошей.
— Бердников должен был вручить Косопкину?
Анатолий Банных: Именную книгу Косопкину. Бердников вечером должен был вручить.
— То есть вечером того дня, когда вы полетели?
Анатолий Банных: Да.
— То есть вы должны были вернуться к вечеру все-таки?
Анатолий Банных: Да, конечно.

Продолжение

3 комментариев

  1. «Катастрофа» – мистификация для сокрытия массового убийства.

    В действительности ни одного подтверждения «охоты» и «катастрофы» нет.

    ru22.info/bastion/vajnoe/arxar/arxar.html

    www.soo-altai.narod.ru

    www.corrupcia.net/aboutnews/item-151.html

    asfera.info/news/one-42981.html

    Если следствие вынуждено будет выяснить, что жертвы не «покромсаны винтами», как до сих пор считалось, а убиты и привезены в место «катастрофы», надо будет на кого-то эти убийства повесить.

    Выбор небогат: на бывшее второе лицо Республики Алтай, сумевшее обставить эту инсценировку «катастрофы вертолета МИ-8 в горах Алтая», либо на федеральную спецслужбу.

    У той и другой стороны есть средства масс-медиа для организации полуторогодовой всероссийской песни о ВИП-охотниках и некоторые материально-организационные возможности, только у федерального хозяина спецслужб то и другое — в масштаб больше.

    Поэтому думается, что весь этот медиа-ресурс скоро запоет песню о «кровавом Банных».

    Если не произойдет какой-нибудь форс-мажор.

  2. сегодня их оправдали ...Какие же они все, ...иаасы!!!!! чел похоже из за бугра не вылазит... думаю всем по заслугам еще воздастся

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...