Виктор Дворников: Республика Алтай должна не просто стать туристической зоной, но и уникальной мировой зоной духовности

13 марта 2009 года, 10:41
2 987
4

В февральском номере журнала «Босс» опубликовано интервью с членом Общественной палаты Алтайского края, директором компании «Малавит» академиком РАЕН, доктором биологических наук, профессором Виктором Дворниковым. Он выразил уверенность в перспективах Алтайского региона как одного из ведущих экономических, культурных, туристических и духовных центров России с большим инновационным и экономическим потенциалом. Предлагаем читателям «Новостей Горного Алтая» ознакомиться с фрагментами интервью.

— Виктор Миронович, какие вы видите основные направления экономического развития Алтайского региона — Алтайского края и Республики Алтай как единой структуры — в современных условиях?
— Экономические связи таких регионов, как Республика Алтай и Алтайский край, традиционно сильны, но я бы начал с более фундаментальных причин единства Алтайского региона. А именно, существования неких общих истоков, которые получили обозначение как Большой Алтай, поскольку речь идет о выделении этого овеянного легендами, мистического региона на территории земного шара, где есть уникальные горы и плато, где сходятся границы четырех государств — Монголии, Китая, Казахстана и России.
На горе Белуха берет начало река Катунь — полноводная река Алтая, которая при слиянии с кристально чистой рекой Бией, текущей из легендарного горного озера Телецкое, образует великую сибирскую реку Обь.
В недалеком будущем Катунь для России станет тем, что и Ганг для Индии. Здесь же сходятся начала различных цивилизаций и религиозных учений. Вот почему при обозначении Большого Алтая я бы выделил эти общие духовные корни.
Думаю, что многие знают уникальную книгу художника и мыслителя Николая Рериха «Алтай — Гималаи». Это публицистическое произведение, которое содержит дневниковые записи Николая Константиновича во время путешествий к центру Азии. Причем Рерих путешествовал на Алтай с юга: Гималаи—Тибет—Алтай, а затем с севера, через Алтайский край. В книге он с благоговением описывает этот регион, используя уникальные эпитеты и заключения: «Здесь живут святые люди», «Беловодье, страна обетованная», «Везде, по всему краю хвалят русский Алтай: горы-то прекрасны и недра-то могучи, и реки-то быстры, и цветы-то невиданны», «Говорят, на Алтае весною цветут какие-то особенные красные лилии. Откуда это почитание Алтая?!», «Уж очень красива ты, Азия. Твой черед. Прими чашу мира».
«Алтай — жемчужина не только Сибири, но и всей Азии». Алтай, по описаниям Н. Рериха, не только природный уголок, но одновременно и переплетение духовных учений, начиная с буддизма, древних китайских мудрецов и кончая истоками христианства, это и исследования Беловодья, или Шамбалы — таинственной земли духовного поиска. Не пустой звук для алтайцев — Беловодье (Шамбала), Белый Бурхан, хан Ойрот. Здесь помнят и гвардию П. Сухова и И. Демидова, И. Ползунова и Н. Рериха, Чорос-Гуркина. Уникальны и Колывань, и озеро Белое, и ленточные боры (четыре из шести в мире). Большой Алтай — это место, где живут облака. Это vip-место для фестивалей и творческих встреч, семинаров и тренингов.
Вот почему, когда речь идет о регионах, их единении, начинать надо не столько с административного деления или с экономических связей, сколько с исторических духовных корней. Могу сказать, что у Большого Алтая это единство есть. Хотя надо сказать, что Большой Алтай — это гораздо больше, чем Алтайский край и Республика Алтай.
А теперь о современных предпосылках единства Алтая.
Республика Алтай долгие годы была в составе края, да и инфраструктуры, начиная с дорог и кончая системами связи, сформированы именно как единые структуры.
Общим стержнем края и республики, безусловно, является туризм. Большой Алтай — место активного проката, апробации экотехнологий и туризма (классического и эзотерического). Этому способствует лечебный климат Чемальского, Алтайского и других районов. Большой потенциал для создания и развития горнолыжных курортов: Белокуриха, озеро Манжерок, Ак-Тру, Турочак; кроме того, пара- и дельтапланеризма, конных маршрутов, полетов на воздушных шарах и дирижаблях, сплавов, канатных дорог, парков электродвижителей — авто- и водных — на озерах Телецкое, Айское, Кучерлинское, Мультинские, Белое, Завьяловские и других. Всемирно известные панты марала и кедровые фито-бочки, радон, бани с травяными экстрактами и курорт Белокуриха.
Например, самая посещаемая туристами долина реки Катунь разделена административной границей: если на левом берегу — это край, то правый берег — это республика. Вот почему туристы, отдыхая на берегу озера Ая Алтайского края, для полетов на дельтаплане вынуждены стартовать с горного массива, относящегося к республике.
Так что туристическая инфраструктура, по сути, единая. Немаловажно, что и имидж туристической зоны Алтая един. Туристу из европейской части или иностранцу сложно понять существование двух Алтаев.
Что касается экономики, то и здесь стержнем связей регионов остается именно туризм, поскольку специфика республики, не имеющей собственной энергетики и собственной промышленной базы, неизбежно притягивает этот малочисленный регион (население чуть более 200 тыс. человек) к рядом расположенному краю.
Выделение республики в начале 90-х годов дало определенный импульс для развития Горного Алтая, однако законы экономики диктуют необходимость интеграции этого региона с рядом расположенными территориями, и прежде всего с Алтайским краем.
Хотя объективности ради надо отметить, что для интеграции этих регионов есть и некоторые экономические препятствия. Решающим здесь является недостаточный инвестиционный потенциал края, поскольку и край, и республика явно нуждаются в серьезных инвестициях извне, и оба региона являются бюджетными реципиентами. Вот почему рядом расположенные Кузбасс и Новосибирская область являются более перспективными инвесторами.
Учитывая эти особенности российского Алтая, федеральный центр не случайно начал реализовывать крупные федеральные инвестиционные проекты по созданию туристических зон: «Бирюзовая Катунь» в Алтайском крае и «Алтайская долина» в Республике Алтай. И в этом случае эти зоны расположены рядом, и разделяет их только река Катунь. Обе зоны связаны с одними и теми же инфраструктурными порталами — аэропорт, дороги, энергетика, связь и т.д.
— Насколько важным, с вашей точки зрения, может стать перспективное развитие алтайского агрокомплекса?
— На данный вопрос однозначно ответить невозможно. Во-первых, надо признать, что Алтай — это все-таки зона рискованного земледелия. Во-вторых, современные технологии в аграрном комплексе требуют серьезных инвестиций, причем нужны вложения не только в технику, а прежде всего в подготовку кадров и обеспечение структур жизнедеятельности.
Возьмите хотя бы такую проблему, как существование и в крае, и в республике большого количества малокомплектных школ. Без школы умирает село, но когда большинство школ имеют менее 30 учеников, где учитель вынужден заниматься сразу с учениками нескольких классов... Думаю, что в этих условиях вряд ли возможно обеспечить современный уровень образования. Или проблемы здравоохранения: медицинские технологии шагнули далеко вперед, но их невозможно обеспечить в малочисленных регионах. Как медик могу сказать, что полный цикл лечения больного туберкулезом или онкологическим заболеванием возможно обеспечить только благодаря преемственности различных этапов лечения, рассчитанных на 2,5—3,5 млн человек.
Вот и получается, что объективные процессы требуют интеграции не только таких регионов, как Алтайский край и Республика Алтай, но и Западной Сибири в целом.
Обратите внимание, что на ваш вопрос о перспективе алтайского агрокомплекса я на первое место поставил необходимость обеспечения жизнедеятельности людей в сельских регионах. Это, на мой взгляд, ведущая проблема, которая усугубляется крайне неблагоприятной демографической ситуацией. Она, может быть, чуть даже лучше, чем в регионах европейской части России, но тем не менее уже сейчас в сельском хозяйстве края это является лимитирующим фактором.
Так, например, мой коллега по Общественной палате Алтайского края фермер Владимир Устинов по осени с трудом может вырваться в город, объясняя, что вынужден сам работать на современных комбайнах, поскольку в деревне не хватает кадров.
Однако начавшийся кризис 2008—2009 годов вселяет и некоторый оптимизм, поскольку падение курса рубля делает более конкурентоспособной продукцию сельскохозяйственных производителей Алтая. Достаточно вспомнить только кризис 1998 года. В каких-то моментах это был кризис, а для большинства сельхозпроизводителей это было благо: их продукция явно была предпочтительной на рынке продовольствия.
— Каковы перспективы создания в регионе уникальных экологизированных агротехнологий?
— С точки зрения природных возможностей такие перспективы, безусловно, есть. Однако надо не забывать и об экономике. Всем известны эти противоречивые «ножницы» — когда экологически чистое сельскохозяйственное производство существенно удорожает продукты питания, а это в свою очередь снижает сбыт.
И здесь всегда рынок находит своеобразную «нулевую точку» равновесия между экологией и экономикой. Вот почему развитие экологически чистых технологий продуктов питания лежит не столько в плоскости производства, сколько в плоскости покупательной способности граждан. Рост доходов граждан дает импульс для инвестиций в развитие качественных и экологически чистых продуктов питания.
— Какой вам видится экологическая политика в алтайском регионе?
— Потенциал алтайского «экологически девственного» региона во многом еще достаточно велик. Но и здесь надо учесть, что экология тесно переплетается с экономикой. Поскольку регион Алтая еще достаточно экологически чистый, трудно убедить инвесторов вкладывать дополнительные средства в современные экологически чистые технологии.
Думаю, что такая логика бизнеса универсальна в любой стране. Но подчеркиваю, что регион Алтая пока еще можно отнести к экологически благоприятным регионам, и поэтому задача состоит в том, чтобы убедить инвесторов сохранить эту чистоту.
Тем не менее, говоря об экологии в целом, нужно понимать, что в любом регионе всегда есть локальные точки экологического неблагополучия. Так, например, несмотря на обилие воды в крае, мы сталкиваемся с тем, что в отдельных районах и поселках эта вода имеет повышенную минерализацию, попросту говоря засоленность. Вот почему в целом в экологически благополучном регионе, каковым является Алтай, во многих сельских районах требуется решение проблем обеспечения жителей чистой питьевой водой. Неслучайно поэтому в крае одной из приоритетных программ является программа «Чистая вода».
— В какой мере существенным может оказаться объединение двух субъектов Федерации — Алтайского края и Республики Алтай?
— Думаю, что экономическое объединение субъектов Федерации не требует каких-либо дополнительных административных мер. Рынок есть рынок. А то, что касается административного объединения регионов, то я сторонник осторожных подходов в решении этих проблем. Нужно исходить не из административных порывов реформировать чиновничьи структуры, а из интересов жителей региона.
Так, например, невозможно в масштабе малочисленной республики развернуть весь спектр специальностей высшего образования, или весь спектр высоких медицинских технологий. В этом случае для людей выгодна кооперация или объединение регионов в этих сферах. Но, чего греха таить, противники объединения регионов, как правило, руководствуются не интересами граждан, а своими личными интересами, интересами бизнеса того или иного чиновника. Но это, как говорится, уже сфера коррупции.
— Какими вам видятся приоритеты развития Республики Алтай — сегодня глубоко дотационного региона?
— Прежде всего надо понимать, что существование «глубоко дотационного региона» — это не вина жителей региона, а реальность, определяемая историческими, экономическими, природными условиями. В любой стране есть места, где экономически невыгодно жить в определенное время, а затем все радикально меняется, и этот расцвет священных земель Алтая мы ожидаем, и он предопределен. Поэтому в любых странах существуют механизмы поддержки таких районов. Вот почему Республика Алтай, как и Сибирь в целом, требует осознанной политики сохранения этих территорий, так как в противном случае, руководствуясь только законами формирования бюджета, мы можем оказаться уже в другой стране.
Иное дело, что остается актуальной проблема, чтобы республика не превратилась в иждивенца, ожидая только поддержку из центра. В частности, одной из важнейших проблем при создании туристических комплексов с развитой инфраструктурой является огромный дефицит энергии. Одним из вариантов решения данной проблемы является создание альтернативных (возобновляемых) источников энергии. А учитывая то, что возможностям альтернативной энергетики в Республике Алтай нет предела (гидро- ветро- гелео- и др.), развитие данной отрасли очень актуально.
При этом успешно реализуются многие проекты, в частности: создание центров «Путь к себе», храмов здоровья и мира, городков мастеров, развлекательных центров типа города сказки (Кёльн) или Диснейленда, центров ускоренного обучения и развития детей, а также руководителей и персонала (бизнесменов и творческих людей); центров красоты и омоложения (есть новые технологии и натуральные лечебно-оздоровительные средства) и «домов радости» для престарелых людей и инвалидов, и сказочных детских домов-интернатов. Необходимо привлечь мастеров и творцов, реализовать мечты в удивительных местах отдыха и красоты. Кстати, как уже говорилось выше, федеральный центр дал республике не столько «рыбу», сколько «удочку» для зарабатывания денег, в виде туристской зоны.
Однако Республика Алтай должна не просто стать туристической зоной, но и уникальной мировой зоной духовности. Ведь известны мировые зоны происхождения христианства, ислама, буддизма. Не меньшую историческую ценность представляет и регион под названием Алтай. Эта грань Алтая мало известна даже жителям России.
Возьмите только уникальное плато Укок, о котором мало кто знает и на котором нашли в 1993 году мумию, называемую Принцессой Укока или Царицей Алтая. Почему-то мумии египетских фараонов и пирамиды знает и почитает весь мир. А вот не менее значимое место на Алтае знают и посещают лишь единицы. Даже тот факт, что мумия и ритуальные вещи вывезены в Новосибирск, уже говорит о неком неуважении прав жителей Алтая сохранять этот уникальный памятник археологии. Но для жителей Алтая это не просто объект археологии, но и некий духовный образ. Неслучайно в народных поверьях отмечено, что после того, как мумия Принцессы была вывезена с Алтая, там начали происходить непонятные природные катаклизмы, особенно землетрясения; резко возросло количество суицидов во всех возрастных группах. Считаю необходимым создание альянса — как коалиции организаций, поддерживающих идею скорейшего возвращения останков мумии и ритуальных принадлежностей Царицы Алтая (Принцессы Укока, Скифской княжны) на территорию Республики Алтай из Новосибирска.
Взбудоражили общественность и планы проложить нитку газопровода в Китай через плато Укок, которое, по сути, является сакральным местом для культуры Алтая. Причем когда общаешься с российскими чиновниками, то видишь в их глазах блеск от столь масштабных инвестиционных проектов, а при общении с представителями Китая обращает на себя внимание, что они заинтересованы в том, чтобы «прорубить окно» в Россию. Так что мало провозгласить Алтай зоной духовного туризма, нужно еще отстоять право жителей создать эту зону и защитить древнюю культуру Алтая от сил глобализации, грозящих нарушить первозданность земли, и от поползновений некоторых деловых людей, для которых главное «сегодня — прибыль, а там хоть трава не расти». Более того, важно признать Алтай как привилегированный биосферный или даже ноосферный заповедник и прекратить вырубку лесов повсеместно.
Вот почему мы в Общественной палате подготовили обращение к нашим коллегам, представителям общественных палат Сибирского региона, с предложением поддержать проект сохранения плато Укок и возвращения останков Принцессы Алтая и ритуальных вещей на родину, а также пересмотреть Лесной кодекс и планы лесозаготовок на Алтае.
— Каковы в целом перспективы формирования на Алтае очага духовного подъема, здорового развития российского общества?
— Я не случайно еще в начале нашей беседы упомянул уникальность Алтая именно в духовном плане. Здесь за многие годы образовалась своеобразная популяция людей. С одной стороны, это Сибирь, но здесь были благоприятные условия для земледелия. Это привело к тому, что было несколько волн переселения на Алтай из Центральной России. Причем здесь никогда не было ни крепостного права, ни помещиков. И поэтому у жителей региона Алтай значимы ценности воли. Думаю, что о таких людях, для которых главная ценность — воля, прекрасно писал наш земляк Василий Шукшин.
Характер этих людей можно понять, если знакомиться с творчеством безвременно погибшего народного губернатора Михаила Евдокимова. Вот почему на Алтае есть все предпосылки стать точкой возрождения духовности не только российского общества, но установления диалога всех мировых культур и формирование духовного моста между мировоззрениями Востока и Запада.

4 комментарии

  1. Почему-то практически все общественнопалатники страдают вербальным анурезом. И бредят о какой-то духовности. Вот наши родные бараны( не те, что братья Михайлова) строят мавзолей для принцессы Укока(за 250 мл) А стадион Горно-Алтайска в таком неприглядном состоянии, что плакать хочется. Некрофилы!!!!!!!

    Дмитрий, дорогой, неужели нет новостей. Зачем перепечатывать идиота Табакаева и Дворникова с его мистическими откровениями. Пусть разбежится, о стенку е,,,ся головой и получает полный спектр своих трансцендентных ощущений.

  2. Да он еще и друг и подельник Грабового. А я то думаю, что-то от его текста тухлятиной прет невыносимо. Трупный запах.

    Уважаемый, редактор(может лучше про реактор...), будьте добры относитесь более придирчиво к выбору авторов, иначе скоро вы начнете подобно Михайлову устраивать демонстрации, требуя отставки какого-нибудь чиновника, за то, что его машина задавила бездомную кошку.

    Редактор PS со своим увлечением шаманами просрал газету. И Вы туда же?

    Дима, не обижайся. Это принципиальный вопрос.

    Во время распада общества (практически всегда) всякие колдуны, чревовещатели и волшебники прут изо всех щелей. Сейчас в России именно такое время. Время необратимой деградации.

  3. Коллеги, понятно, что хочется хлеба и зрелищ. Плохо, конечно, что стадион не достроили. Но еще хуже, когда люди только об этом и думают, когда история родного края, его культура для них — пустой звук.

    Может потому и разруха на стадионах, да и в квартирах, что разруха в головах и сердцах?

  4. Пялиться на труп — это культура? Тогда, судя по количеству посешений мавзолея, СССР должен был бы быть культурной супердержавой. А вместо этого распался. Разруха у того, кто на государственные средства строит это непотребство.

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Укажите ваше имя (ник)