Условный срок за использование фальшивой купюры получил житель Горно-Алтайска

17 января 2018 года, 16:50
2 614
6

Горно-Алтайский городской суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении местного жителям, который признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ (сбыт заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации).

В судебном заседании установлено, что А. Бедиеков получил от неустановленного следствием лица поддельную купюру достоинством 5 тыс. рублей, не зная, что купюра фальшивая. Позже подсудимый, обнаружив, что данный банковский билет является поддельным, стал хранить его при себе. В октябре прошлого года Бедиеков рассчитался поддельным банковским билетом за продукты в одном из городских магазинов и получил сдачу в размере 4 750 рублей.

Суд приговорил мужчину к наказанию в виде лишения свободы сроком на один год условно с испытательным сроком один год. Приговор в законную силу не вступил, говорится в сообщении суда.

6 комментариев

  1. «получил от неустановленного следствием лица поддельную купюру достоинством 5 тыс. рублей, не зная, что купюра фальшивая».

    До этого момента, он был жертвой преступления , он был невиновен,

    «Позже подсудимый, обнаружив, что данный банковский билет является поддельным, стал хранить его при себе.»

    И тут он был невиновен еще

    «В октябре прошлого года Бедиеков рассчитался поддельный банковским билетом за продукты в одном из городских магазинов и получил сдачу в размере 4 750 рублей.»

    Вот тут совершил сам преступление, зная что купюра фальшивая пошел на обман. Мог все исправить обратившись на любой стадии в полицию.

  2. Вот такие вот «вещи» распространяет ярая сторонница В. Путина. Говорит, что это шутка.

    "Татьяна Кончева

    15 января в 14:19 ·

    Письмо Анны Ярославны отцу Ярославу Мудрому:

    «Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева. И куды ж ты меня, грешную, заслал? В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен!

    Ты говорил: французы — умный народ, а они даже печки не знают. Как начнется зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь. Вызвала однажды ихних каменщиков, стала объяснять, что такое печка. Чертила, чертила им чертежи — неймут науку, и все тут. «Мадам, — говорят, — это невозможно». Я отвечаю: «Не поленитесь, поезжайте на Русь, у нас в каждой деревянной избе печка есть, не то что в каменных палатах». А они мне: «Мадам, мы не верим. Чтобы в доме была каморка с огнем, и пожара не было? О, нон-нон!» Я им поклялась. Они говорят: «Вы, рюссы, — варвары, скифы, азиаты, это у вас колдовство такое. Смотрите, мадам, никому, кроме нас, не говорите, а то нас с вами на костре сожгут!»

    А едят они, тятенька, знаешь что? Ты не поверишь — лягушек! У нас даже простой народ такое в рот взять постыдится, а у них герцоги с герцогинями едят, да при этом нахваливают. А еще едят котлеты. Возьмут кусок мяса, отлупят его молотком, зажарят и съедят.

    У них ложки византийские еще в новость, а вилок венецейских они и не видывали. Я своему супругу королю Генриху однажды взяла да приготовила курник. Он прямо руки облизал. «Анкор! — кричит. — Еще!» Я ему приготовила еще. Он снова как закричит: «Анкор!» Я ему: «Желудок заболит!» Он: «Кес-кё-сэ? — Что это такое?» Я ему растолковала по Клавдию Галену. Он говорит: «Ты чернокнижница! Смотри, никому не скажи, а то папа римский нас на костре сжечь велит».

    В другой раз я Генриху говорю: «Давай научу твоих шутов «Александрию» ставить». Он: «А что это такое?» Я говорю: «История войн Александра Македонского». — «А кто он такой?» Ну, я ему объяснила по Антисфену Младшему. Он мне: «О, нон-нон! Это невероятно! Один человек столько стран завоевать не может!» Тогда я ему книжку показала. Он поморщился брезгливо и говорит: «Я не священник, чтобы столько читать! У нас в Европе ни один король читать не умеет. Смотри, кому не покажи, а то мои герцоги с графами быстро тебя кинжалами заколют!» Вот такая жизнь тут, тятенька.

    А еще приезжали к нам сарацины (арабы). Никто, кроме меня, сарацинской молвою не говорит, пришлось королеве переводчицей стать, ажно герцоги с графами зубами скрипели. Да этого-то я не боюсь, мои варяги всегда со мной. Иное страшно. Эти сарацины изобрели алькугль (араб. — спирт), он покрепче даже нашей браги и медовухи, не то что польской водки.

    Вот за этим тебе, тятенька, и пишу, чтобы этого алькугля на Русь даже и одного бочонка не пришло. Ни Боженьки! А то погибель будет русскому человеку. За сим кланяюсь тебе прощавательно, будучи верная дочь твоя Анна Ярославна Рюрикович, а по мужу Anna Regina Francorum».

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Отправляя комментарий, вы принимаете на себя ответственность за его содержание и безусловно соглашаетесь с Пользовательским соглашением
Укажите ваше имя (ник)

Загрузка...