Прокуратура запретила новосибирским археологам вести раскопки в Чуйской долине

1 сентября 2009 года, 12:05
2 811
4

В Горном Алтае назревает очередной археологический скандал: газета «Чуйские зори» опубликовала статью главного редактора Артура Сабина о конфликте коренных жителей Кош-Агачского района с экспедицией новосибирских археологов под руководством Глеба Кубарева. «Новости Горного Алтая» предлагают посетителям ознакомиться с текстом этой публикации.

С начала прошлого века на территории Кош-Агачского района проводятся археологические исследования. За это время учеными и псевдоучеными были раскопаны сотни древних курганов, вывезены все найденные в них исторические ценности, точно определить их количество сегодня, к сожалению, невозможно, большая часть из них для нас навсегда потеряна. Известные же находки по степени значимости распределились по музеям России, малая их часть, оставшаяся в республиканском музее, незначительна и особой ценности не представляет. Большая часть потерь приходится на советский период, в то время отдельные представители археологии считали себя абсолютными хозяевами всего, что скрывает священная земля Алтая, поэтому нередко позволяли себе использовать в своей работе тяжелую технику, так например с помощью трактора с куном было вырвано стоявшее две тысячи лет в урочище «Межелик» Курайской степи каменное изваяние «Кожоо-Таш», являющееся символом древнетюркского искусства, памятником мирового значения. Около сорока лет затем оно валялось во дворе республиканского музея. Всего из нашего района вывезено более пятидесяти таких памятников, судьба половины из них на сегодняшний день неизвестна. Отрицательное отношение коренных жителей района, прямых потомков и наследников древней тюркской культуры к подобному варварскому отношению, к их святыням, того мало кого интересовало. Перемены, произошедшие в России в начале 90-х годов прошлого века, изменили положение и в области археологии. Коренные жители республики, во все времена считавшие, что ни при каких обстоятельствах нельзя тревожить покой усопших, стали поднимать вопрос о прекращении осквернения и разграбления могил предков. Пик противостояния пришелся на 1993 год, когда на плато Укок новосибирские ученые обнаружили знаменитое теперь захоронение Скифской принцессы. Споры о дальнейшей судьбе данной находки продолжаются по сей день. Несколько лет общественники и жители республики добивались запрета на проведение археологических раскопок, результатом чего стало объявление Укока «зоной покоя», а на территории Кош-Агачского района постановлением Государственного Собрания – Эл Курултай от 10.07.1997 г. № 22-65 был введен запрет на проведение раскопок. Основным и главным мотивом принятия такого решения стало мнение коренного населения республики. Наконец, впервые за долгое время традиционное алтайское мировоззрение вышло на государственный уровень.
С тех пор прошло более десяти лет, проблемы по сохранению памятников истории и культуры района актуальны и сегодня. Алтай и его тайны привлекают разного рода деятелей со всего мира. В их числе и археологи, утратившие свои «барские» позиции, но не унявшие своих амбиций на открытие на Алтае «очередной древней, ранее не известной цивилизации». Попытки свои они не прекращают и сегодня. Так, в июле месяце текущего года, снарядив экспедицию, в очередной раз на территории района появились новосибирские археологи с твердым намерением раскопать два могильных комплекса – один близ села Ортолык, другой в верховьях реки Бугузун. На руках у данных лиц имелось разрешение «открытый лист», с которым они направились в администрацию МО «Кокоринское сельское поселение», поставили в известность представителей власти о своих намерениях, затем поехали к объекту и начали работы. Ни у кого из работников Кокоринской администрации не возникло и капли сомнения в правомерности данного мероприятия. Все бы так и закончилось, Алтай навсегда потерял бы еще один бесценный памятник истории, если бы не случай, который привел председателя ассоциации «Эре-Чуй» Романа Тадырова в кабинет руководителя Агентства по культурно-историческому наследию РА (далее АКИН) Василия Ойношева, где он узнал о том, что группа археологов из Новосибирска во главе с Глебом Кубаревым находится на территории Кош-Агачского района с целью проведения археологических работ.
По приезду в Кош-Агач, Роман Тадыров с еще двумя представителями Ассоциации «Эре-Чуй» Б.Б. Майлихиевым и А.А. Шонхоровым направились на место проведения работ. При встрече выяснилось, что работами руководят отец Дмитрий Владимирович и сын Глеб Дмитриевич Кубаревы. Данным лицам было дано разрешение о том, что территория Кош-Агачского района является особо охраняемой природной территорией, объявленной территорией традиционного природопользования (далее ТТП), что исторические, культурные объекты, находящиеся на данной территории, могут использоваться лишь по их прямому назначению, изучение их возможно лишь при условии сохранения их целостности, возможна фото- видео съемка, и т.д., но ни в коем случае не раскопки. Это нарушает правовой режим ТТП, также им объяснили, что в районе действует мораторий на данный вид деятельности. К сожалению, раскопки уже были начаты, и ущерб памятнику был нанесен значительный. Новосибирцам было предложено прекратить работы, и восстановить разрушенную часть могильного комплекса. Возмущению ученых не было предела, доктор исторических наук Кубарев Владимир Дмитриевич утверждал, что никогда не слышал о моратории, утверждал, что АКИН РА дал им разрешение, и что в прошлом году он беспрепятственно провел раскопки в урочище «Ак-Кобы», это конечно стало очередной новостью. К конкретному решению в тот день стороны так и не пришли, решено было встретиться еще раз, но уже с более широким кругом участников. Встреча произошла на следующий день в администрации Кош-Агачского района, где приняли участие представители законодательного и исполнительного органов района им было дано разъяснение о невозможности проведения раскопок, и повторно предложено прекратить работы и восстановить объект. Не согласившись с подобным решением, археологи обратились с заявлением в прокуратуру района с тем, что «представители коренного малочисленного народа — теленгитов создают препятствия в проведении археологических работ».
Проведенной прокуратурой района проверкой установлено, что в соответствии с Постановлением Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай от 10 июля 1997 года №22-65 «О запрете проведения раскопок в Кош-Агачском районе» запрещены раскопки курганов в Кош-Агачском районе до установления специального порядка таких раскопок, использования и хранения таких памятников. На сегодняшний день такой порядок не разработан, в связи с чем проведение археологических работ на поминальном комплексе в верховьях р.Бугузун в Кош-Агачском районе недопустимо.
По результатам проверки В.Д. Кубареву вынесено предостережение, и внесено представление об устранении допущенных нарушений законодательства.
Необходимо отдать должное работникам прокуратуры района, так как в данной весьма двусмысленной ситуации, они нашли законное решение и своевременно приняли меры прокурорского реагирования.
Сегодня век науки, хочется сказать, что никто не против проведения исследований. Есть объекты не менее значительные, но находящиеся под угрозой разрушения, на пути изменившихся руссе рек,  на местах проведения сельскохозяйственных работ, на путях прокладки линий электропередач и т.д., в данных случаях проводить раскопки просто необходимо и они проводятся, сотрудничество с Горно-Алтайским государственным университетом в этом может стать хорошим примером. Согласование с органами местного самоуправления, уважение мнения коренного народа республики и района избавили бы наших гостей от неприятностей.
Коренное население потому и называется коренным, что проживает на данной территории не одну тысячу лет и имеет историческую, культурную и духовную связь с территорией своего исконно традиционного проживания. Это дает коренному населению моральное право и в то же время обязывает защищать свои святыни, земли, культуру, традиции и обычаи, тем более что это не противоречит законам нашего государства. Но почему-то руководитель экспедиции Глеб Кубарев считает, что отстаивание своих интересов коренным населением Алтая ничто иное, как «махровый национализм», видимо отсутствие аргументов, оправдывающих его незаконные действия, ничего не оставило кандидату исторических наук кроме как оскорбить и обвинить. Запрет на проведение раскопок больно задевает чувства человека науки, и он начинает ругаться.
Что же все-таки так обидело археологов, неужели то, что им преградили путь к великим открытиям? Неужели эти люди, нарушая закон, не опасаясь ответственности, приехали сюда ради науки? На самом деле все гораздо проще, стоит лишь посмотреть на ситуацию с экономической точки зрения, как все становится понятным. Подумайте сами, сколько стоит отправить экспедицию их двадцати человек на два месяца в горы, сколько стоит проезд людей из г. Новосибирска в Кош-Агач и обратно, питание, проживание, заработная плата наемным студентам, гонорары сотрудникам института археологии, на все это нужно немало денег! Невероятно огорчают именно впустую потраченные деньги. Желание покопаться в древних алтайских курганах в связи с огромным интересом к алтайским древностям приносит хорошую прибыль. Желание утешить амбиции и хорошо заработать и толкнуло их на очередную вылазку. В прошлом году ученые сделали пробную попытку, реакции со стороны АКИН РА, иных контролирующих органов никакой, вот и решили в этом году действовать наглее. Нашли спонсора из Японии, уверенные по опыту в своей безнаказанности приехали и открыто начали работы. Но к несчастью Г. Кубарева его коварный план был раскрыт, шансов завершить начатое прокуратура района совместно с Ассоциацией «Эре-Чуй» не оставила никаких. Иностранный любитель полевой романтики наверняка в недоумении, за обещанное, но не добытое «золото скифов» японский спонсор спросит жестко, они люди серьезные, поэтому Глебу Кубареву ничего и не остается, кроме как искать виноватых и ругаться, ведь деньги не отработаны, а большая их часть уже потрачена… Репутация в научном мире важна, а портить ее не хочется.
Ждать раскаяния от ученых-новосибирцев, конечно же, не приходится, но все же кое-что наши «друзья» обещали. «Всю правду о себе вы узнаете в независимых газетах»,- сказал Глеб Кубарев. Радостно слышать такое от ученого человека, может быть, начав писать правду об алтайцах, он, наконец, поймет, что прежде чем лезть в мир умерших, необходимо очень хорошо узнать живых, вот что действительно может помочь раскрыть многие тайны исчезнувших алтайских цивилизаций.

4 комментарии

  1. До того, как туда археологи копать не приехали, местные жители скорее всего вообще не знали, что у них там кто-то закопан. Насколько я знаю, этот археологический памятник не содержал останков человека, так что вся история чистой воды провокация.

    Археологи — это как раз те люди, которые занимаются нелегким делом науки в то время, как кое-кто только и способен, что водку кушать да наезжать на на русских — кем бы они ни были, исследователи, туристы или еще кто. Причем археологи — это те люди, которые этих алконавтов как раз и приехали изучать — через их предков, чтобы местным было за что себя потом пяткой в грудь бить. Спасибо сказать должны! Если бы не российская наука, алтайцы бы даже не узнали, кто они и что они, а бродили бы со своими лошадками вокруг непонятных древних «холмиков», дивясь, откуда они тут взялись.

  2. Кроме того, что в статье перепутаны фамилии и отчества руководителей экспедиции, она изобилует примерами выдающейся несостоятельности, тенденциозности и перевирания истинных мотивов экспедиции:

    Во-первых, Алтай тем и привлекает археологов, что являлся местом встречи и столкновения многочисленных древних культур, здесь присутствовали и оставили свои впечатляющие следы люди бронзового века, пазырыкцы, хунну, монголы, тюрки, и т.д. Среди такого разнообразия исторически действовавших на Алтае народов алтайцы не могут претендовать на первенство или даже первоочередное «право над могильниками». Проживание на какой-либо территории даже сотни лет не дает право «охранять» то, что положили в землю за тысячу лет до того.

    Во-вторых, похоже, кош-агачскому району и Республике Алтай больше нечем гордиться, раз они держатся за эти курганы, как последнее доказательство величия алтайской земли. Позволим напомнить о том, что святость Алтая состоит в красоте его гор, бережном к ним отношении местного населения и духовном, интеллектуальном и культурном богатстве представителей местного населения, а не в его мертвых. Так как преемственность религиозной и культурной традиций с тех времен уже безнадежно разорвана, и шаманизм современных алтайцев безусловно подвергся сильнейшему воздействию индустриального и постиндустриального веков, любой призыв отстоять покой могил наших «родственников» звучит неискренне. Родственный счет ни в одном обществе не считался по месту проживания, да еще и в далеко разнесенных друг от друга эпохах.

    В-третьих, автор статьи безнадежно переврал цели экспедиции, функции ее отдельных членов.

    Когда Владимир Дмитриевич заявлял, что не знал о моратории, он говорил правду. Дело в том, что по законам РФ федеральный закон имеет первенствующее значение перед любым противоречащим ему республиканским. Мораторий о проведении раскопок противоречит федеральному закону о порядке выдачи «открытых листов» — поэтому он является незаконным, и поэтому несущественным, а, значит, знать о нем необязательно.

    Японский профессор вовсе не стремился найти золото скифов, но, являясь специалистом по рунической петроглифике, приехал на Алтай именно в составе этой экспедиции для того, чтобы в принципе побывать на Алтае, изучить попутно ряд рунических надписей (его специально возили по ряду известных памятников, чтобы показать надписи). Фактически, он был в качестве туриста.

    Да, отправить экспедицию туда дорого. Автор статьи это понимает. Но тогда с какой стати он вдруг заявляет о «желании хорошо заработать»? У всех сотрудников института штатная зарплата, никаких гонораров не предусматривается, студенты получают по минимуму, вместо удовольствия пребывания рядом с необычным памятником (именно поэтому послали экспедицию, памятник был необычной формы, а, значит, какого-то другого этнического происхождения) в полевых условиях руководители отряда получили головную боль в виде сопротивляющихся раскопкам теленгитов.

  3. Археологи ведут себя, как слоны в посудной лавке. Вместо национально-исторической болтовни и детских обвинений, лучше бы вникли в суть противоречий. Это позволит действовать деликатно и эффективно. Чего у местных не отнять (а нам бы поучиться) — они считают окружающее своим домом, а не абстрактной административной единицей.

    Кстати, за те раскопки, что я видел, археологам надо кое-что оторвать, а потом под суд отдать. Похоже на разграбление. Ценности вывезены, черепа и кости брошены под открытым небом. Так что, алтайцы ещё довольно лояльны. Можно, конечно, продолжать действовать через суды и прокуратуры, но когда замешаны традиции, верования и просто общественное мнение — лучше всё же с людьми пообщаться.

Прокомментировать

Напишите комменатрий
Укажите ваше имя (ник)